среда, 28 июля 2010 г.

Одно из моих любимейших мест у отца Антония Сурожского...

The  Apostles  left Christ to cross the sea of Genesareth. The weather
was  good,  the sea was calm, they hoped for a safe crossing. And then
the wind came down, and the storm abated, and the waves rose, and they
felt  that  the  little skiff in which they were crossing the Lake had
become a possible grave for them, a cold, watery grave. They fought as
they  could;  but they could do nothing against the raging sea and the
furious wind.

And  at that moment they saw Christ walking on the sea, walking on the
waters,  at  the very heart of the storm, in the eye of the hurricane.
And  they  cried  out  in  horror  because they thought, This could be
nothing  but  a  ghost — God could not be in the midst of the storm, a
storm  that  spelt death to them, destruction. If God was there, there
should  be peace, stillness, safety for themselves... And yet, God was
at the heart of the storm, as He is at the heart of all the historical
storm  which rages all around us and tosses us about, and frightens us
so much, and brings us to the brink of death.

And  they  cried in terror. And then, they heard a voice; a voice that
unmistakably that of Christ: It is I! — don't be afraid!

And  a degree of peace came upon them; and Peter turned to Christ, and
said,  If  it  is Thou — let me come to You on the waves!.. And Christ
said,  ‘Come! Enter into the storm, don’t try to escape it, don’t look
for  safety in this small, frail skiff that can be broken to pieces by
the waves, drowned — don't count on that! Walk into the storm, walk on
the raging waves!..

(русский текст немного отличается от английского)


….Ученики на ладье, на деревянном легком
судне отправились через море. Море казалось тихим, спокойным, а ночью
разразилась буря, поднялись волны, ветер стал гнать воду в их ладью, и
они почувствовали, что погибают.

И в этот момент, перед ними, в сердцевине этой бури стал Христос: не
где-то на берегу, в верном месте, но именно в том месте, где вся сила
бури сосредоточилась. Он встал, не подверженный бурям, победитель
бури, если только Он захочет ей приказать. Как в другом случае
Евангелия Он сказал волнам и морю: Успокойся! — и буря перестала.

Но апостолы не могли поверить, что Бог может быть в самой сердцевине
той бури, которая их так испугала, и которая может их разрушить,
погубить навсегда, навсегда — т. е. во времени, в истории. И они
подумали, что это призрак, что это не может быть Он, что где Бог, там
должен быть не только покой, но для них самих безопасность.

И Христос обратился к ним со словом: Это Я! Не бойтесь! Петр поверил
звуку Его голоса и попросил, чтобы Христос ему повелел по волнам , по
буре, через бурю, ветры и волны прийти к Нему, и Христос сказал:
Иди!.. И пока человек — Петр — глядел только на Спасителя,
Вседержителя Христа, он мог идти по волнам; он мог пройти через бурю,
— через бурю, которую представляет собой и история, и жизнь каждого
человека. Но вдруг он загляделся на бурю, он потерял из виду Бога — и
начал тонуть. И тогда он закричал: Господи! Спаси!.. И Господь
протянул руку, и спас его, но прибавил: Маловер! На мгновение ты
поверил — а потом твоя вера была поглощена страхом за себя. Забудь о
себе и стань Моим учеником! Возьми крест, последуй за Мной, куда бы Я
ни пошел.

пятница, 16 июля 2010 г.

Пять хлебов

Сегодня мы читали о насыщении толпы Христом. И чаще всего у отцов
Церкви и у духовных писателей читаешь об их чувстве изумления о
милосердии Божием и о власти Бога, Который мог напитать столько народа
столь малым, Который мог творить чудеса в мире, таком Ему чуждом,
когда хоть искра веры, хоть трещинка в броне нашего неверия позволяла
Ему действовать.


При чтении сегодня этого евангельского отрывка меня по-новому поразили
слова Христа. Ученики обращаются к Нему, чтобы Он отослал толпу,
потому что день на исходе, ближайшие селения далеко, люди ослабеют на
пути от усталости и ночных сумерек, если останутся дольше: а ведь они
не ели весь день, вслушиваясь в животворящее слово Христово.

И вот Христос говорит ученикам: Нет, им не нужно уходить, дайте вы им
есть... Но как они могут накормить такую толпу людей, мужчин, женщин и
детей, у них всего-то пять хлебов и две рыбки? И тут — вызов Христа
ученикам и вызов Христа нам. Да, в каком-то смысле один только Бог
может совершить это чудо, но только если мы со-действуем этому чуду
открытостью нашего сердца и открытостью наших рук, вложив в чудо всё,
что у нас есть. Христос не сказал ученикам: Сберегите то, что вам
нужно самим, и отдайте остальное, отдайте другим то, что останется; Он
сказал: Возьмите всё, что у вас есть, и отдайте всё.


Антоний, митрополит Сурожский

http://www.mitras.ru/serm.htm

воскресенье, 4 июля 2010 г.

Гор и Йоханнан.




Быль.

Это случилось весной в Египте – был ксанфик, он же – апрель.
(А в Камулодуне пела Елена, взирая на колыбель).
Давно это было – юный Макарий еще не ушел в пески,
И Афанасий складывал буквы, стоя у классной доски.
Из разного были они рода,  пришельцы из разных стран.
Старшего звали из них, Гором, а младшего - Йоханнан.
Йоханнан молился Богу по-сирски: «Иешу! Иешуа!»
… Они говорили на койне, но Гора по-коптски он звал: «Пайоат!»
 Гора отец был жрецом в Гелиополе, и дед его был жрецом,
А пращур беседы о Пта и о Соколе вел с греческим мудрецом.
«Греки, вы – дети, и нет средь вас мужа!» - вот так он сказал, и был прав.
Но выросли греки, и к Нисльским лужам однажды пришел Александр.
Он основал города, на койне мир говорить уча.
Но в асклепейонах и храме Сераписа не нашло для него врача.
…А Йоханнан был обычный парень – их в сирийских селах полно,
И он не знал о Пта и о Соколе, он узнал про римских орлов.
Его забрили, послали в Британию на Адрианов вал,
а он был быстр, и умом, и руками – и там он medicus стал.
Не знал он ни римской, ни греческой азбуки, но стрелы легко мог извлечь,
И приложить нехитрый бальзам, к тем ранам, что оставляет меч.
Так по земле Александра и Августа из края в край он прошел,
Был он простым солдатом, не более – что за речь про детей и про жен?
А Гор тоже был одиноким – вот так, на старости лет.
Жена с сыновьями его умерли, и он тогда дал обет,
В Александрию из Гелиополя придя  не из-за славы и стен,
Он пришел задать там вопросы, на которые долго отвечал ему Ориген.
Они говорили о Пта и о Соколе, а потом –  о Боге Живом,
«Да», - сказал Гор, «Осирис воскресший – не просто чудесный сон».
И он крестился, и встретил сирийца – а тот, усталый от ран,
Уже был выброшен из легиона с гордым именем «ветеран».
И поселились они вместе, и каждый был этому рад.
… Они говорили на койне, но Гора по-коптски он звал: «Пайоат!»
Они долго лечили вместе александрийскую голытьбу –
Гор был врачом, таким, что попавшие к нему благодарили судьбу,
Но он говорил – «Не молись Тюхе – бессильны созвездий круги!
Лишь Иисус отверзает очи, и ставит на обе ноги».
…Это случилось весной в Египте – был ксанфик, он же – апрель.
Они совершили мартирию – песню, что играет Христова свирель.
Из разного были они рода,  пришельцы из разных стран.
Старшего звали из них, Гором, а младшего - Йоханнан.

4 июля 2010