понедельник, 26 октября 2009 г.

Я читаю публичную лекцию (после полуторагодового перерыва!) про Асклепия и античных врачей, христиан до
Христа, на Богословско-Педагогических курсах в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре.
2 ноября, в 19.00
Кто может - приходите, кто нет - просто порадуйтесь за меня и помолитесь.
Ваша о Господе,
Ольга.

Этот удивительный Честертон

Сам король, сам царь служил простым солдатом. Если считать, что Он только человек, вся история становится несравненно менее человечной. Исчезает ее суть, та самая, что поистине пронзила человечество.


Мир не намного улучшится, если узнает, что хорошие и мудрые люди умирают за свои убеждения; точно так же не поразит армию, что хорошего солдата могут убить. Смерть царя Леонида удивляет не больше, чем смерть королевы Анны. Люди не ждали христианства, чтобы стать людьми, даже в том смысле, в каком это слово равнозначно слову «герой».


Но если мы хоть как-то знаем человеческую природу, мы поймем, что никакие страдания сыновей человеческих и даже слуг Божиих не сравнятся с вестью о том, что хозяин пострадал за слугу. Это сделал Бог теологов, а не Бог ученых. Таинственному повелителю, прячущемуся в звездном шатре вдали от поля битвы, не сравниться с Королем-Рыцарем, несущим пять ран впереди войска.


Люди отвергают догму не потому, что догма плоха, а потому, что она слишком хороша. Она дарует слишком большую свободу, чтобы оказаться правдой. Она дает немыслимую свободу, ибо человек волен пасть. Она дает небывалую свободу — сам Бог может умереть. Вот что должны были бы сказать просвещенные скептики, и я ни в малейшей степени не собираюсь возражать им. Для них мироздание — тюрьма, жизнь — сплошные ограничения; не случайно, говоря о причинной связи, они вспоминают цепь.


Они просто не могут поверить в такое счастье, но совсем не считают, что оно недостойно веры. Им кажется, что поверить в нашу свободу — все равно что поверить в страну фей. Мы вправе вполне буквально сказать, что истина сделала нас свободными. Человек со свободной волей немыслим, как человек с крыльями. Человек, в чьей воле спросить Бога, и Бог, в Чьей воле ему ответить, невероятны, как белка из басни, беседующая с горой.

http://www.pravmir.ru/spasenie-ot-yazychestva-the-escape-from-paganism/



воскресенье, 25 октября 2009 г.

Иди и смотри. Иов.

И показались им слова их пустыми, и не поверили им. Но Петр, встав,


побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел


назад, дивясь сам в себе происшедшему.


   Евангелие от Луки 24:11-12


 


Каждого из нас Бог призывает поступать только так. Иди и смотри сам. Тебе кажется, что это глупость и истерика нервных женщин, иди и проверь. Есть претензии к Богу, что мир устроен несправедливо, ну так иди и спроси Его сам, в чем дело. Тебе сказали нечто ужаснувшее тебя или кажущееся тебе абсурдом. Выясняй все сам у Того, Кто является источником этой странности. Но не бездействуй, ищи. Есть вопросы, ответы на которые мы можем получить, только обратившись к Тому, Кто может на них ответить. Даже если сама мысль о необходимость обратиться к Нему лично, без посредников вызывает у нас сопротивление. Не стоит довольствоваться пересказами и чужими мнениями. В наших отношениях с Богом мы, прежде всего, должны опираться на тот факт, что Он пришел восстановить прямую связь с каждым. В том числе и со мной. 


http://www.bible-center.ru/note/20091025/main

+++


   А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из


праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога.


   Книга Иова 19:25-26


 


Вот почему многострадальный Иов ближе к Богу, чем его благочестивые друзья. Они пытаются в беде, постигшей Иова, увидеть Божию логику, Его справедливое воздаяние за грех и тем самым как бы оправдать наказание невиновного. Иов не может с этим согласиться, он понимает, что зло нелогично, иррационально, что нельзя ни игнорировать, ни оправдывать страдание, но через него, даже вопя и возмущаясь, нужно прорываться. Прорываться к Богу, к Его присутствию в жизни, к Его спасению. И в этом порыве к Богу Иову открывается то, что сокрыто от его собеседников: жив Искупитель, то есть Тот, Кто «заплатит по счетам» Иова и выведет его из страданий, Тот, Кто остановит распад и смерть, Тот, Кто устранит преграду между ним и Богом. И здесь же он прозревает, что речь идет не только о бессмертии души, а о подлинно человеческой духовно-телесной жизни с Богом. И очень важно слово «сию», не о реинкарнации говорит Иов, а об истинном воскресении в своем же теле, но восстановленном из праха.


 


http://www.bible-center.ru/note/20091013/main



 



 



четверг, 22 октября 2009 г.

Один аноним в ЛиРу, называющий себя "христианином, даже более того - православным христианином" поучает меня, что за жидов и татар молиться нельзя, а надо их бить. После того, как я высказалась относительно нападения на Ольгу Гуманову.

Вот диалог в ЛиРу: http://www.liveinternet.ru/users/neofitov/post112645510/
-


А что разве за татар и поляков молились? А уж тем более за жидов молиться не никто не будет...

Мой ответ:


А праведный Иоанн Кронштадский за всех молился.
А Спаситель мира - за распинателей молился.
А вы - христианин?

Аноним:


Я христианин. Более того, православный христианин.
И как христианин должен вступиться за православный монастырь и обличить жидовствующих лжецов. А молиться нужно за личных врагов. "Прощай врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагов Божиих". Слышали об этом изречении Святителя Филарета Московского. А все жидовствующие враги Божьи и враги Отечества!



Другой ревнитель пишет мне в ЖЖ (после того, как я написала комментарий Ольге Гумановой:




[info]vladimir251 wrote:

Oct. 22nd, 2009 04:48 am (UTC)

OFFTOP, но ОЧЕНЬ важно

Доброго времени суток. Вы оставили свой комментариий к http://samurfila.livejournal.com/527440.html?page=3#comments
В связи с этим, приглашаю заглянуть ко мне на страничку, либо вот сюда:
http://rusprav.org/2009/October/Bogolubovo.html
И "события" с Ольгой предстанут совсем в другом свете.








Спасибо, что желаете открыть мне глаза на то, что женщину избили не напрасно.Однако я в Церкви уже 33 года, и учить меня не надо.


+++
... Что ж, Центральный район - место темное, опасное, подворотни, коммуналки. Замочите доктора, а ? Я в очаги к больным туберкулезом часто хожу. Это вы, супер пупер православные ревнители, от моих больных, как от огня бежите.









среда, 21 октября 2009 г.

И сказал: истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем


отечестве.


   Евангелие от Луки 4:24


 


То, что это правда, несомненно: каждый может вспомнить о своих отношениях с ближайшими родственниками. А вот почему это так? Может быть, потому что мы ожидаем, что пророк — это что-то необычное, почти сверхчеловек, а Бог дает дар пророчества совершенно обычным людям. Если мы не знаем такого человека близко, то он для нас необычный и мы готовы принять его за пророка, а в близком человеке — что же в нем необычного? Вот мы с легкостью и принимаем за пророчества разнообразные идеи, пришедшие со стороны, а своих пророков, всяких там Вернадских, Вавиловых, Солженицыных — осмеиваем, гноим в лагерях, высылаем из страны. Ведь абсолютный слух — это тоже дар, но он совсем не зависит от того, принимаем мы его или нет, а пророчество, если оно не услышано, то как будто и не существует. Ну и хорошо, а то пророк редко говорит приятные нам вещи!


А теперь главный вопрос: что же нам с этим делать? Ответ надо искать в Евангелии. Мы призваны любить — ближнего и дальнего, видя в нем образ Божий, а значит — тайну, никогда до конца не постижимую. Тогда каждый человек для нас удивителен, и через каждого Бог может сказать что-то очень важное для нас.


 


http://www.bible-center.ru/note/20091021/main


…эх, это все о наболевшем, да… (О.Дж)


Добавлю в печальный список забытых  и свт. Николай Японского, не только миссионера, но крупнейшего ученого-япониста. В Японии его помнят, любят и внесли в список великий людей Японии, а у нас – знают мельком. Да будь он британец, о нем бы фильмы снимали и романы писали его соотечественники! Там другое отношение к своим героям,да.


А архимандрит Иакинф, востоковед? Кроме советской повести «Отец Иакинф», что еще о нем написано?


А великие русские богословы двадцатого века – о.Георгий Флоровский, Владимир Лосский, о.Сергий Булгаков, о.Александр Шмеман, а о.Иоанн Мейендорф? Благодаря им восточную христианскую традицию перестали воспринимать как la pravoslavie с капустой в бороде и кучей суеверий! А у нас их книги купить сложно – но активно переводятся и пропагандируются греческие богословские посредственности.( Христо Яннарас – тоже дефицит).


… а Павел Евдокимов? а о.Георгий Чистяков?


А сколько еще забыто врачей, ученых... Кто помнит Вельяминова - основателя детских примморских санаториев, спасших не одну сотню детей? Он умер от голода во время Гражданской войны - отказался эмигрировать и отказался принять революцию. Никто из многочисленных учеников не поделился с ним пайком...



воскресенье, 18 октября 2009 г.

Хорошие лекции - читает мой добрый друг.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ
ОТДЕЛ РЕЛИГИОЗНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
И ДУХОВНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ


Приглашает на цикл лекций:
РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ И ПРАВОСЛАВНВНАЯ КУЛЬТУРА
Станция метро «Площадь Александра Невского», Александро-Невская Лавра, здание Епархиального управления


19 октября 2009 года, понедельник 18.30


ОПТИНА ПУСТЫНЬ И РОЖДЕНИЕ «САМОБЫТНОЙ» РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ


26 октября 2009 года, понедельник 18.30


ОТЦЫ ПСИХОАНАЛИЗА ПРОТИВ
СВЯТЫХ ОТЦОВ (Философия З.Фрейда и К.Г.Юнга в свете православной антропологии)


2 ноября 2009 года, понедельник 18.30


«ХРИСТИАНЕ ДО ХРИСТА: АНТИЧНЫЕ ИСТОКИ ХРИСТИАНСТВА»


Автор и ведущий цикла: канд. филос. наук, доцент Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии и Семинарии
Игорь Борисович Гаврилов


Приглашаем всех желающих!
Справки по телефону: 274-17-39



суббота, 17 октября 2009 г.

Архимандрит Плакида (Дезей). "Смерть побеждена".


Христианин - это человек, полный ожидания. Господь говорит нам в Евангелии: Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему (Лк.12:35-36).


Мало найдется текстов, столь ясно раскрывающих перед нами смысл и глубинную ориентацию христианской жизни.


Цель творения - обожение человека и вселенной. Все домостроительство спасения, искупительная жертва Христа, освящение, совершенное Святым Духом, имеют целью вернуть падшее человечество к тому состоянию, ради которого оно было создано - к полноте обожения. Мы чаем, что окончательное исполнение этого замысла Божия, совершится при Втором пришествии Христа, и тогда домостроительство спасения получит свое последнее завершение.


Если мы хотим вновь обрести живое христианство, которое станет для нас постоянным источником радости и духовного вдохновения, нам необходимо возродить в сердце нашей христианской жизни нетерпеливое желание и уверенность, которыми были воодушевлены первые поколения христиан. И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром (Откр.22:17).


Самое главное, о чем возвещает христианство, "Благая весть" о спасении - это заявление о воскресении, о вторжении новой и бессмертной жизни в наш мир, обреченный на страдание и смерть в силу грехопадения человека. Это вторжение подлинной жизни осуществилось коренным образом при воскресении Христа, при Его пасхальном переходе от смерти к жизни. Смерть уже побеждена, жизнь уже восторжествовала. Но каждый из нас на протяжении своей жизни - и Церковь на протяжении своей истории - должны сделать этот переход своим личным переходом, должны вновь пережить его со Христом - или скорее Христос должен оживить его в нас - для этого мы приносим свое свободное согласие на действие Божественной благодати. Второе пришествие Христа со славою в конце времен сделает явным все то, что в скрытом виде заключено было в воскресении Христовом в день Пасхи: оно приобщит все Тело Его, Которое есть Церковь, к Его окончательной победе над грехом, страданием и смертью. На это надеется Церковь, в этом основа ее уверенности.





...В прекрасной статье на тему "Блаженство на христианском Востоке" Мирра Лот-Бородина изложила учение святоотеческой традиции об этом состоянии блаженных такими словами: "Requies aeterna, requies beata ("покой вечный, покой блаженный" - Пер.). Это выражение вошло в церковный обиход и произносится как высшее пожелание "в Бозе почившим", пожелание той смертной участи, которая для наших глаз уже не имеет внешнего облика. Это выражение следует понимать прежде всего в смысле прекращения всякой внешней деятельности in absolutione corporis (при освобождении от тела - Пер.). Обычный образ сна, столь близкий - по видимости - к смерти может внести неясность и исказить реальность, по-иному своеобразную и глубокую. Скорее тут следовало бы понимать то состояние душевного покоя, которое по-гречески называется απάθεια, или полное бесстрастие, подражание Божественному бесстрастию. Согласно преподобному Максиму, который повторяет с поправками мысль александрийцев, тут подразумевается абсолютное отсутствие волнения, рассуждения, непрекращающееся постоянство ума, неудобопреклонного уже к изменениям. Великое спокойствие, magna tranquillitas (блаженный Амвросий) управляет упрощенным существом, сведенным к самой своей сущности, у которого приглушены или усыплены способности к действию. Оазис мира, превышающего всякий мир, мира, которого мир не может дать, отдых и покой в стране утешения; gloriosa requies futura ("славный будущий покой" - Пер.) (блаженный Амвросий)"


ЧИТАТЬ ВСЕ -


http://www.pagez.ru/olb/392.php


пятница, 16 октября 2009 г.

Андрей Десницкий. Библейский параллелизм, античная риторика и антиномическое богословие




...
Но библейские авторы не просто допускают такие парадоксы — они широко используют и ценят их. Нет ничего удивительного в том, что один и тот же текст может быть прочитан в двух разных смыслах, но в Библии бывает и так, что эти смыслы вступают друг с другом в противоречие. Удивительный пример мы найдем у пророка Осии (13:14) . Традиционное понимание этих строк таково:



От Шеола искуплю их, от смерти избавлю!
Где, смерть, твоя чума? Где, Шеол, твоя язва?
Так решил, и не передумаю.



Так понимает эти строки и Новый Завет (1 Коринфянам 15:54-55): « Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?»21. Но приходится признать, что такое прочтение довольно плохо вписывается в контекст 13-ой главы, которая говорит о наказании, а не о избавлении. И тогда можно понять эти строки как горькую иронию: Господь отказывает Израилю в помиловании и призывает на них чуму и язву:



От Шеола искуплю ли их? От смерти избавлю ли?
Где, смерть, твоя чума? Где, Шеол, твоя язва?
Так решил, и не помилую.



Но можно предложить для этих строк и третье толкование, если понять как «я буду», а не как диалектный вариант вопросительного наречия «где?»:



От Шеола Я, было, искупал их, от смерти избавлял.
Но Сам Я буду чумой смертельной, Сам Я буду язвой Шеола!
Так решил, и не помилую.



Такое разнообразие интерпретаций, конечно, может шокировать современного читателя. Что же именно имел в виду пророк? Ведь не может быть, чтобы Господь в одной и той же короткой фразе одновременно яростно угрожал израильтянам и давал им самые смелые надежды! Не может… только если мы сами следуем строгим законам аристотелевой логики, где угроза и обещание — два разных и совершенно несовместимых понятия.


ЧИТАТЬ ВСЮ СТАТЬЮ -
http://www.bible-center.ru/article/antiquity



среда, 14 октября 2009 г.

еп. Каллист (Уэр). Духовная борьба в современном мире.

Уже в греческой философии допатристического периода можно выделить два различных отношения к страстям. Во-первых, для ранних стоиков pathos означает спутанный и чрезмерный порыв, horme pleonazousa в определении Зенона. Это патологическое нарушение покоя личности, болезнь (morbus), как Цицерон определяет её. Следовательно, мудрец стремится к apatheia, к свободе от страстей.


Однако, наряду с этим неблагоприятным взглядом на страсти, есть также и их более оптимистичная оценка, которую можно найти у Платона и в более развитой форме у Аристотеля. В своём диалоге Федр Платон пользуется аналогией возничего и двух коней. Здесь душа представляется в виде колесницы, а разум (to logistikon) в виде возничего; два коня запряжены в колесницу: один благородных кровей, другой же неуправляемый и мятежный, обозначая соответственно высшие движения «одухотворённой» или «всеобъемлющей» (inclusive) части души (to thymikon) и более низменные движения «вожделеющей» (appetitive) части (to epithymitikon). Итак, для движения парной колеснице требуются кони; без жизненной энергии, которую обеспечивают pathē, у души нет мощи и силы для действий. Более того, если парная колесница должна двигаться в правильном направлении, ей нужен не один, а оба коня; разум, следовательно, не может обойтись ни без благородных чувств, ни без более низменных страстей, но он старается контролировать их. Таким образом, эта аналогия подразумевает, что мудрец должен стремиться не к полному подавлению страстей в любой части своей души, но к сохранению их в надлежащем равновесии и гармонии.


Похожий взгляд развивает Аристотель в Никомаховой этике. По его мнению, pathē включают не только такие вещи, как желание и гнев, но также дружбу, мужество и радость. Страсти сами по себе, говорит он, не являются «ни пороками, ни добродетелями», по своей сути они ни благие, ни злые, и они не управляют нами, и нас не обвиняют из-за них. Они нейтральные импульсы, и всё зависит, как подчеркнул в своём обращении митрополит Филарет Минский, от того, как ими пользоваться. Наша цель в таком случае состоит не в полном устранении страстей (как в стоицизме), но скорее в среднем, to meson, так сказать, умеренном и благоразумном пользовании ими. Идеалом является не apatheia, но metropatheia (однако в действительности этот последний термин сам Аристотель не употреблял).


Какой же из этих двух пониманий страсти принят в патристическом богословии? Среди отцов, в сущности, нет единогласия. Прежде всего, значительная группа писателей следует стоикам в негативном отношении к страсти. Климент Александрийский повторяет определение pathos Зенона как pleonazousa horme, «чрезмерный импульс», «непослушный разуму» и «противный природе». Страсти — это «болезни», и у действительно доброго человека нет страстей. Немесий Эмесский также следует стоическому взгляду. Евагрий Понтийский тесно связывает страсти с бесами; следовательно, цель духовного борца — apatheia, но Евагрий наполняет этот термин положительным содержанием, связывая его с любовью. В проповедях святого Макария страсти почти всегда понимаются в уничижительном смысле.


А вот на втором месте стоят отцы, которые, в основном отрицательно оценивая страсти, всё же допускают их положительное использование. Святой Григорий Нисский считает, что pathos изначально не была частью человеческой природы, но «была впоследствии привнесена в человека после первого творения», и, таким образом, она не является частью определения души. У страстей «звериный» характер (ktenodes), который делает нас сродни неразумным животным. Но по мере приближения к аристотелевской точке зрения Григорий добавляет, что страсти можно использовать в благих целях: зло лежит не в pathē как таковых, но в свободном выборе (proairesis) человека, пользующегося ими.


Святой Иоанн Лествичник в целом соглашается со святым Григорием Нисским. Иногда он пользуется негативными терминами, приравнивая pathos к пороку или злу (kakia), и настаивает на том, что pathos «первоначально не был частью человеческой природы»: «Бог не творец страстей», — говорит он. Они принадлежат человеку, особенно в его падшем состоянии, и их следует считать «нечестивыми». Никому не следует даже пытаться стать богословом, не достигнув состояния apatheia. Но он всё же признаёт, что страсти можно использовать в благих целях. Импульс, лежащий в основе всякой страсти, сам по себе не злой; это именно мы, вследствие испытания свободного выбора, «взяли наши естественные импульсы и превратили их в страсти». Интересно заметить, что Лествичник не осуждает eros, половое влечение, как по сути греховное, но считает, что оно может быть направлено к Богу.


При этом на третьем месте находятся другие писатели, которые идут ещё дальше этого, и, кажется, они допускают, что страсти можно не только использовать во благо, но что они также являются частью нашей первоначальной природы, сотворённой Богом. Это в особенности относится к авве Исайе (☨491). В своём втором Слове он берёт то, что обычно считается страстями, например, желание (epithymia), зависть или ревность (zēlos), злобу, ненависть и гордость, и утверждает, что они все в основе своей kata physin «в соответствии с природой» и все из них можно использовать в благих целях. Так, желание, которое по природе должно быть направлено к Богу, мы неверно направили ко «всем видам нечистоты». Усердие и ревность, которые должны вести нас к подражанию святости («Ревнуйте о дарах бóльших», — говорит святой Павел (1 Кор 12, 31)), мы извратили, и теперь они ведут нас к тому, что мы завидуем друг другу. Гнев и ненависть, которые должны быть направлены против диавола и всех его дел, мы ложно направили на нашего ближнего. Даже гордость можно использовать во благо: есть хорошее чувство собственного достоинства, которое позволяет нам сопротивляться разрушительной жалости к самому себе и унынию. Так, для аввы Исайи такие страсти, как гнев и гордость, которые Евагрий считал бы «бесами» или особенно злыми мыслями, напротив, являются естественной частью нашей личности, сотворённой Богом. Страстное желание или гнев не являются сами по себе греховными; существенным является то, как они используются, либо kata physin, либо para physin. Непохоже, чтобы Исайя находился под прямым влиянием Платона или Аристотеля, которых он, вероятно, никогда не читал, но вполне возможно, что он опирается на коптскую традицию, которую мы находим, например, в письмах, приписываемых святому Антонию Великому.

<div style="border:1px solid #d3d3d3; padding:12px 15px;">  <div style="padding-bottom:10px;text-align:right"><a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru" title="Православие и мир" style="text-decoration:none;"><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/themes/pravmir_theme_02/images/pravmir-logo.jpg" alt="Православие и мир" title="Православие и мир" style="border:0px;font-family:Verdana, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold; color:#003768;" /></a></div>  <div style="width:100%; overflow:hidden;">    <div><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2009/10/universe100.jpg" style="border:0px;float:left;padding:0px 15px 5px 0px; font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:14px;" /></div>    <a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru/duxovnaya-borba-v-sovremennom-mire/" style="color:#000000;text-decoration:none;">  <strong style="font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold;">Духовная борьба в современном мире</strong>    <p style="font-family:Verdana, sans-serif; font-size:12px;">Более пятидесяти лет назад известный англиканский духовник отец Альги Робертсон (из общества святого Франциска), который, бывало, по многу часов каждую неделю выслушивал исповеди, говорил мне с ноткой усталости в голосе: «Как жаль, нет никаких новых грехов!» Вопреки преобладающему мирскому взгляду, как раз не святость, а именно грех является унылым и скучным.</p>  </a>  </div></div>



Андрей Десницкий. Расцерковление.

...один мой приятель вырос в православной семье: с самого рождения все посты и праздники, молитвы и богослужения были для детей чем-то само собой разумеющимся. Мама могла не приготовить ужин, но всенощную под праздник пропустить она не могла. Он знал, что их семья отличается от обычной, что это хорошо и правильно. А потом он поступил в университет, и оказалось, что вокруг него множество парней и девушек, которые совершенно не заморачиваются всеми этими правилами, живут свободно и вполне счастливо, и при этом они ничуть не хуже православных. А главное, они не ходят на исповедь, с которой у него были связаны довольно неприятные воспоминания подростковых лет. И тогда он тоже перестал это делать. В церковь иногда заходит, с большим уважением относиться к Православию, но бережет свою новообретенную свободу и никогда не подходит к священнику.
+++
Нередко человек, приходя в церковь, охотно принимает на себя некий список «стандартных грехов и добродетелей», начинает с грехами известными способами «бороться», добродетели же «совершенствовать», но всё это совершенно не про него, а про какого-то абстрактного христианина. Но рецепт «больше молиться, строже поститься» совершенно не работает, а только изнуряет человека. Благочестие — мощный инструмент в решении духовных проблем, но вовсе не волшебная палочка. Любой инструмент надо еще уметь применять. И вот девушка, которой чтение акафистов так и не принесло желанного жениха, или парень, которого земные поклоны не избавили от блудных помыслов, отказываются от этих занятий как бесполезных.
+++
Воцерковление часто у нас понимается как изменение внешнего поведения по строго определенному шаблону: вот так вот молись, вот так постись, вот так передавай свечки, вот на такие благочестивые темы разговаривай вот таким «смиренным» голосом. Проблемы духовной жизни сводятся к перебору бесконечных «можно» и «нельзя», причем чем больше «нельзя», тем выше «духовность». Но жизнь не укладывается ни в какие рамки, и в острых, кризисных ситуациях сжатая внешними приличиями пружина стремительно распрямляется, снося всё на своем пути.


А кто-то, не дожидаясь кризиса, вдруг осознает, что утрачивает свою индивидуальность, превращаясь в безликое «духовное чадо» с расхожими цитатами вместо мыслей и чувств, и предпочитает снова стать неповторимым Васей, уникальной Машей. Да просто задумывается: ну молюсь я, ну пощусь, ну сначала вроде как было интересно… теперь наступила усталость, и совершенно не понятно, зачем продолжать, если всё равно ангелом я не стал, да и вокруг меня тоже сплошь не ангелы. Не лучше ли тогда попивать пивко или в бассейн ходить вместо этих богослужений? А ведь такая позиция, пожалуй — это честный отказ от лицемерия в самом прямом смысле этого слова, от того, чтобы «примерять чужое лицо», пусть даже самое благочестивое и правильное.


+++
Но для начала давайте просто начнем спокойно и взвешенно обсуждать эту проблему. Ценой молчания могут оказаться души людей.


<div style="border:1px solid #d3d3d3; padding:12px 15px;">  <div style="padding-bottom:10px;text-align:right"><a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru" title="Православие и мир" style="text-decoration:none;"><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/themes/pravmir_theme_02/images/pravmir-logo.jpg" alt="Православие и мир" title="Православие и мир" style="border:0px;font-family:Verdana, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold; color:#003768;" /></a></div>  <div style="width:100%; overflow:hidden;">    <div><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2009/10/church.jpg" style="border:0px;float:left;padding:0px 15px 5px 0px; font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:14px;" /></div>    <a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru/rascerkovlenie/" style="color:#000000;text-decoration:none;">  <strong style="font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold;">Расцерковление</strong>    <p style="font-family:Verdana, sans-serif; font-size:12px;">В определенном смысле человек, приходящий в Церковь, испытывает такую же влюбленность: все кажется ему не просто новым и хорошим, но ослепительным, неземным, божественным. Каждая мелочь выглядит священной, в каждом встречном человеке готов он видеть образ Божий во всей его полноте. О том, что нередко происходит потом – размышления Андрея Десницкого.</p>  </a>  </div></div>



понедельник, 12 октября 2009 г.

шалом и ирине

Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего


нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир,


не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения.


   Второе Послание к Коринфянам 5:18-19 


 


Чем отличается библейское значение слова «мир» от общепринятого? В нашем повседневном языке мы понимаем его довольно плоско, как противоположность войне или отсутствие распри. В Библии это слово гораздо объемнее, «шалом» — это состояние гармонии и равновесия, упорядоченности и красоты. Таково состояние взаимоотношений внутри Троицы, таково состояние вселенной в седьмой день Творения, такими становятся наши отношения с Богом через Иисуса Христа, — «ибо Он есть мир наш» (Еф.2:14). И более того, мы способны распространять эти отношения на других людей, потому что нам даны слово и служение примирения.


http://www.bible-center.ru/note/20091011/main



....все это — наша суета, потому что у Бога нет мертвых...

 


Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы.


   Евангелие от Луки 20:38


 


Подчас афористичность высказываний Иисуса настолько ярка, что для нас по-новому высвечивается что-то, что мы считали уже однозначно понятным. Наверное, дело в том, что мы смотрим с нашей человеческой точки зрения, а Иисус — с точки зрения Небесного Отца.


Так и в этом случае: люди всегда считали смерть чуть ли не главным событием в жизни, боялись этого события, пытались понять, что при этом происходит... Да и сейчас христиане продолжают всерьез спорить о том, можно ли молиться за умерших, возможно ли загробное покаяние и т.д., придавая тем самым смерти какое-то огромное, почти фатальное значение.


А Иисус одной фразой все ставит на свои места. С Божьей точки зрения (а это единственная верная точка зрения!) все это — наша суета, потому что у Бога нет мертвых, у Него все живы. Значит, наша физическая смерть ничего не меняет в самом главном — в наших отношениях с Богом. А что и как при этом происходит — дело второстепенное.


 


http://www.bible-center.ru/note/20091012/main


 



суббота, 10 октября 2009 г.

...понявших, что Один за всех умер

   Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер


за всех, то все умерли.


   Второе Послание к Коринфянам 5:14


 


Мысль апостола Павла, почему именно это происходит, что требуется от нас для того, чтобы быть объятым Христовой любовью, в русском Синодальном переводе выражена не вполне ясно. В греческом оригинале апостол пишет: любовь Христова охватывает нас, krinantas touto, понявших, что Один за всех умер. Славянский текст в этом месте говорит: «нас суждших сие», и здесь используется простое прошедшее, а не настоящее, как в Синодальном переводе, время. Блаженный Иероним Стридонский, переводя этот текст на латинский язык, еще больше подчеркивает этот аспект: в Вульгате эти слова звучат: «nos aestimantes hoc...». Этот глагол означает «оценивать», как и произошедший от него английский «to estimate».


Значит, вот о чем идет речь: любовь Христова объемлет нас, наполняет собою всю нашу жизнь, когда мы оцениваем величие Его жертвы, когда мы понимаем, осознаем, что в Нем действительно умерли мы все. Более того, важно осознать это как совершившийся факт. Не рассуждать, приискивая смысл для религиозного феномена, а рассудить, понять, что это уже произошло и, как факт исторический, имеет прямое отношение к нам. Только так можно обрести эту любовь, без которой жизнь теряет опору.



http://www.bible-center.ru/note/20091008/main


 



воскресенье, 4 октября 2009 г.

Диатриба - ключ к темному и сложному месту Рим 3,1-20.27-31; 4,1-12.

Среди грекоязычных писаний I века немного найдется таких блестящих, использующих весь арсенал эпистолярной риторики произведений, как входящие в новозаветный канон послания апостола Павла. В них мы находим удивительное стилистическое богатство: здесь строгая дидактика и учительный дискурс, почти лирическое излияние чувств и резкая отповедь, легкая ирония и горький сарказм, литургическая приподнятость и гимническая торжественность, краткость сентенций, вошедших в поговорки, и размеренное построение длинных периодов. Здесь мы находим хиазмы, эллипсы, плеоназмы, многообразные фигуры речи, метафорическое богатство, стихи и ритмы, аллитерации и рифмы, горгианские созвучия и параллелизмы ... Всего не перечислишь. Среди фигур речи и стилистических приемов особое место в посланиях апостола Павла занимают диатрибы. Особое место не только по своему относительно большому объему (в Послании к Римлянам, например, более двух глав), но и по своей богословской значимости.


Диатрибы (беседы) - один из излюбленных приемов античной письменности, начиная от диалогов Платона. Диатрибы у апостола Павла, как правило, - беседы с воображаемым оппонентом, воспроизводившие в литературной форме те реальные диспуты, которые апостолу приходилось вести в его энергичной и дерзновенной миссионерской деятельности. Диатрибы сродни риторическим вопросам и ответам на них.

Представим этот диало, графически отразив его:


 


-          Тогда в чем же преимущество иудея? В чем польза от обрезания?


-          Много преимуществ во всех отношениях. И прежде всего в том, что им вверены пророчества Божии.


-          А если некоторые оказались неверными? Что тогда? Их неверность не сделает ли бессильной верность Бога?


-          Не бывать тому! Хотя всякий человек – лжец, Бог да пребудет правдивым, как написано:


«Чтобы оправдан Ты был в словах Твоих,


и победил, когда будут судиться с Тобой».


-          Но если наша неправда открывает правду Божию, то что на это скажем? Быть может, говоря по-человечески, Бог несправедлив, насылая гнев?


-          Не бывать тому! Иначе, как же Богу судить мир?


-          Но все же, если моя ложь показала изобилие правдивости Божией к славе Божией, то зачем же осуждать меня как грешника?


-          И не творить ли нам зло, чтобы вышло добро, как иные клевещут на нас, утверждая, будто мы так и поучаем? Вот они достойны осуждения!


-          Так что же? Имеем ли мы, иудеи, превосходство?


-          Вовсе нет. Ведь я уже предъявил обвинение: как иудеи, так и эллины, все под грехом.


 


Вслед за тем следует обширное доказательство «от Писания» (3,10-20) и раскрытие основного тезиса Послания к Римлянам (3,21-26), центральное рассуждение об откровении до сих пор сокрытой правды Божией. Далее следует продолжение диалога: (читать все - http://www.azbyka.ru/ivliev/diatriba_v_poslaniyah_pavla-all.shtml)


 



Вопрос о начале. История Начала. архим.Ианнуарий (Ивлиев)

Проф.-архим. Ианнуарий (Ивлиев)


 


Вопрос о Начале. История Начала.
(из конспектов лекций по Библейскому богословию)


 


Ветхий Завет рассказывает, как JHWH открыл Себя в чудесных делах спасения, но и в неподкупных судах, как Бог Израиля. JHWH некогда призвал Авраама из всех народов и обещал ему и его потомкам благословение. Он вывел отцов из Египта и заключил с ними договор (завет) на Синае. Израиль - народ-собственность Бога, избранный Им из всех народов. И, тем не менее, Библия открывается не этой историей избрания. «В начале мы читаем историю начала», которая рассказывает о судьбе всех народов, об их путях и заблуждениях, даже о сотворении всего мира. В этой семье народов имеет начало и Израиль. Отцы Израиля некогда вышли из этнического мира языческих народов, и в конце путь Авраама и его потомков должен быть благословением народов (ср. Быт 12,3). Таким образом, Израиль избран не ради самого себя. Даже в своих самых особых судьбах он связан с судьбой мира языческих народов.


Рассказчик, размышляющий первым об отношениях Израиля к народам и над вопросом о судьбе всего человечества, был яхвист, или та группа писателей, которая создала яхвистскую историю. Герхард фон Рад постоянно подчеркивал, что, начав изображение истории Израиля не с избрания отцов, а с истории Начала, яхвист сделал революционный шаг. В то время как исповедания Израиля во Втор 6,20-24; 26,5-9; Ис Нав 24,2 оглядываются на исход из Египта и свидетельствуют о том, что сделал JHWH для отцов, как JHWH открывал себя в истории отцов Богом и Спасителем, и Покровителем, яхвист смотрит далеко за это начало. Он признает в JHWH Бога всех народов и спрашивает себя, как соотносится Его деяние, направленное на Авраама и его потомков, с историей всего человечества. Почему Бог вызвал Авраама из всего мира народов? Какой смысл имеет история, начавшаяся в нем и его потомстве? Ответ на это дает яхвистская история Начала (праистория), которую яхвист совершенно сознательно предпослал рассказу об истории Израиля. Эта праистория повествует о сотворении первой пары людей, об их непослушании заповеди Бога и о том жизненном падении, которое вошло в мир вследствие этой вины. В Адаме и Еве, в Каине и Авеле началась история, в которой человечество все более удалялось от Бога, и в которой углублялось отчуждение и вражда между людьми.


Также и Р - священнический кодекс, великое произведение времени Вавилонского плена, начинает свое повествование с предыстории Быт 1,1 - 2,4а, с того, как Бог в начале смирил хаос, создал небо и землю и даровал всему сотворенному порядок. Но земля наполнилась злом, «всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт 6,9-12). Тогда Бог послал на землю потоп, и уничтожил всё сотворенное Им. Только Ной и его сыновья со всем, что было с ним в ковчеге, были спасены. С ними и всеми выжившими существами Бог еще раз заключил завет и как его знамение положил на облаках радугу - знак того, что Он больше не станет уничтожать землю.

ДАЛЕЕ
http://www.azbyka.ru/ivliev/vopros_o_nachale-all.shtml



суббота, 3 октября 2009 г.

... ибо Его дело - спасать...

"Уповаю, что и это совершит Спаситель, ибо Его дело - спасать. Он и совершил его, привлекая Своею проповедью к спасению всех, кто хочет в Него уверовать - где бы они не находились."

(Климент Александрийский)


Церковь и "снятие проблем"

Суть христианства мне всегда, с детства, представлялась в том, что оно не разрешает проблем, а снимает их, переводит человека в тот план, где их нет. В том же плане, в котором они есть, они потому и есть, что они неразрешимы.

(прот.Александр Шмеман. Дневники. М. 2005. С.34-35)



Aliis serviendo consumor. Размышления о мартирии.

...Мученик, мартир, свидетель истинный - тот, кто, умирая и умерев, приносит плод. Люди видят его свидетельство о Христе - мартирию, свидетельство в плоти его. Видят то, что нельзя рассказать словами, видят предание таины Христа, видят traditio symboli, передачу веры - не идей, а целокупной жизни, огня, в котором сгорает, светя другим свидетель- маленький феникс, чтобы стать великим фениксом в Великом Фениксе ( позволю себе так перефразировать слова  священномученика Иринея Лионского и Антония Сурожского). В страдании его немощной, бессильной, поруганной, осмеянной плоти является Христос - в чудесах ли природы вокруг него, или же в самом великом чуде - оживлении мертвой человеческой души, глухой и слепой, заплывшего холодным туком ожиревшего сердца (Исаия). "Распавшееся в прах нельзя восстановить, но Ты восстанавливаешь тех, у кого истлела совесть" - писал в своем глубочайшем и простом одновременно акафисте "Слава Богу за все!" митр. Трифон (Туркестанов).


                Христос являет Себя, как Бога Всемогущего и Всетворящего – и разделяет эту немощь и эту наготу Своего мартира, свидетеля, мученика, разделяя с ним Свою Животворящую Славу. Слава, Шехина – это, в библейском языке, явление Бога в красоте твари. Безобразное и изуродованное тело свидетеля наполняется красотой того, кто «красен добрОтою паче сынов человеческих». В его унижении и боли, разделенных со Свидетелем Крестным, сияет Слава, которую Отец дал Голгофскому Страдальцу – «прежде мир не бысть».


                И этот страшный парадокс, тайна Божественного умаления, тайна кенозиса настолько может быть близка, оказывается, сердцу человека, что, увидев и узрев ее в мартирии поверженного, умирающего страдальца, оно отзывается – и становится плотяным сердцем, на котором Дух пишет беззаконный закон Богочеловека Христа.


                Мученик-свидетель свидетельствует о том, что Христос  Распятый – это Бог Живой, и поэтому жизнь мученика – не жизнь, а «умерщвление весь день»[1], он должен «вмениться, как овцы заколения», стать жертвой  Богу – но не своей собственной, а частью Жертвы Его, Которую возносит Приносящий и Приносимый, Принимающий и Раздаваемый. Он пригубляет часть Чаши Его – та, что сияет тайной в предвечном Троическом Совете…








[1] Жить, как христианин – невозможно. Можно лишь умерщвляться весь день. О. Софроний (Сахаров)


 


 


 


СООБЩЕСТВО, ПОСВЯЩЕННОЕ ТАЙНЕ МУЧЕНИЧЕСКОГО ПОДВИГА - MARTYRES TOUTON - ЗДЕСЬ : http://community.livejournal.com/martyres_touton/





ON HOLY COMMUNION. Anthony of Sourozh.

Metropolitan Anthony of Sourozh
                     ON HOLY COMMUNION
                           ----


In the Name of the Father, the Son and the Holy Ghost.


Through  living  the  whole  life  of the church, and pre-eminently by
Communion  in  the Holy Mysteries, we seek participation in the common
life  with Christ the Saviour. Living in the church, being the body of
Christ  in  the  midst  of the world, being the presence of the living
Christ  incarnate  through  us,  being  the  lodging place of the Holy
Spirit,  His Temple, being children of the heavenly Father in the most
literal  and  unconditional  sense, this is precisely what we seek, to
make our life one with Christ.


What  does  this  mean?  When  we come to Holy Communion we ask and we
dream  that  eternal  life,  with  its  light, its joy, and its solemn
victory  should be actualised in us. And we often forget that on earth
Christ's victory was concealed. Yes, the whole fullness of the Godhead
dwelt  among  us  physically, but how hidden it was! How much grief of
body  and  soul  Christ  as a man lived through, how many times people
went past Him not seeing God in Him, and only hearing words - for them
frighteningly incomprehensible and unacceptable, about such love as we
wish  for  ourselves,  but  which we are so rarely prepared to give to
others. And so, when we partake of the Holy Mysteries, when we wish to
live the life of the church, we should remember that we are asking for
communion  to  the  whole  life  of Christ and to His mysterious, deep
relationship with the Father; to the breath of the Holy Spirit, and to
that eternal, unconquerable purity.


But together with this, we should be prepared to share the fate of the
Saviour  on  earth.  He came to His own, and His own did not recognise
Him;  He  preached love, and people ran away from this love in terror,
because  love  demanded  the  rejection of self. Each of His words was
both life and temptation, and therefore a judgement on each man and on
the  world.  And in answer to love, and in answer to the truth, and in
answer  to  the  fact  that  in boundless love God had wished to dwell
amidst His people and share all with them, Christ was rejected. But in
Him love did not falter. He gave up His life; people thought they were
taking  it away, but He freely gave it up. We too are called to do the
same  thing  by partaking of the Holy Mysteries, by our communion with
the  church,  by  reason of our love towards Christ, feeble though, it
may  be.  And  when we shall seek not only heaven, joy and protection,
but a fully common life and full communion with Him, and when like Him
we shall be ready to carry the cross together with Him - not just what
we  call  our  cross,  the troubles of life, our personal sorrows, our
illnesses,-  but  His cross which means suffering with all who suffer,
with  each  and  all  who  are  perishing  in  sin: only then will the
Saviour's prayer be fulfilled that His joy should be fully realised in
us.


If  we so long for communion with Christ that we are prepared to share
His  cross on earth, then on earth we shall already have shared in His
sonhood  and in the victory of love. May the Lord give us courage, may
He  make  us understand that Christ called us to live upon earth as He
lived. He did not come to suffer torment for our sake in order that we
might  live  according  to our own senseless sinful will. And then our
Communion  with  Him  must  be  full.  But we must begin with this, to
acquire the mind of Christ on earth. When His disciples asked, begged,
prayed  that  He should grant them to sit on His right hand and on His
left  hand  in the Kingdom of Heaven, He said: "Are you ready to drink
of  the  cup  which I shall drink, are you prepared to be plunged into
that  horror  into which I shall be plunged?" And they answered; "Yes,
we  are." And then the Saviour said these words to them which He still
repeats  to  us  when we share the cup of life with Him, He told them.
"You  shall  indeed  drink  of  the cup which I shall drink. You shall
indeed  be  baptised  with the baptism wherewith I am baptised, but to
judge who shall sit on my right hand and on my left is not given to Me
but to the Father."


If  our  love is real, if we love Him, if we have learned from Him how
to  love,  if  we  could  only  truly  share  with  Him His whole life
beginning with the cross, should we not then understand that it is too
soon  to begin to think about where we shall sit, whether on His right
or  His  left,  whether far or near? And should we not then be able to
entrust  ourselves  with  complete confidence in the love of the Lord?
Amen.



Кстати, а зачем нам большее количество родителей? - Парадоксы речи Иисуса Христа.

Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом,
или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия
Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни
вечной.
   Евангелие от Луки 18:29-30

Как всегда у Иисуса, сказано парадоксально. И даже шокирующе для слушателей. Неужели Он действительно хочет, чтобы мы расстались со всеми родственниками, бросили их ради Его Царства, в котором Он нам обещает получение большего количества детей, братьев и сестер, жен и родителей? Кстати, а зачем нам большее количество родителей?


Нет, чего-чего, а глупостей Иисус не говорил. Наверное, Он хочет нас вывести из нашей успокоенности, что вот, всё у нас нормально, есть семьи, родственники, которые нас любят, дети, которые будут нашим продолжением... Он хочет сказать, что всё это — только тень того, что может быть, что все наши отношения, построенные нами самими, слабы и недолговечны. Но если мы откажемся от этих наших отношений ради Божиего Царства, ради Его главенства среди нас, ради тех отношений, которые Он может построить между нами, то тогда мы не только не потеряем всех этих наших ближних, но по-настоящему обретем. Тогда мы будем действительно любить друг друга, а не обладать друг другом. И то, что возникнет между нами здесь, «в сие время», уже не будет подвластно времени и смерти, а перейдет вместе с нами в жизнь вечную.

http://www.bible-center.ru/note/20091003/main



Кстати, а зачем нам большее количество родителей? - Парадоксы речи Иисуса Христа.

Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом,
или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия
Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни
вечной.
   Евангелие от Луки 18:29-30

Как всегда у Иисуса, сказано парадоксально. И даже шокирующе для слушателей. Неужели Он действительно хочет, чтобы мы расстались со всеми родственниками, бросили их ради Его Царства, в котором Он нам обещает получение большего количества детей, братьев и сестер, жен и родителей? Кстати, а зачем нам большее количество родителей?


Нет, чего-чего, а глупостей Иисус не говорил. Наверное, Он хочет нас вывести из нашей успокоенности, что вот, всё у нас нормально, есть семьи, родственники, которые нас любят, дети, которые будут нашим продолжением... Он хочет сказать, что всё это — только тень того, что может быть, что все наши отношения, построенные нами самими, слабы и недолговечны. Но если мы откажемся от этих наших отношений ради Божиего Царства, ради Его главенства среди нас, ради тех отношений, которые Он может построить между нами, то тогда мы не только не потеряем всех этих наших ближних, но по-настоящему обретем. Тогда мы будем действительно любить друг друга, а не обладать друг другом. И то, что возникнет между нами здесь, «в сие время», уже не будет подвластно времени и смерти, а перейдет вместе с нами в жизнь вечную.

http://www.bible-center.ru/note/20091003/main



пятница, 2 октября 2009 г.

гордость мешает нам любить

 «Помню, однажды я выразил Старцу мою печаль о том, что, истомленный болезнью (лихорадка, малярия), я не нахожу сил для более усердного изучения богословия и учения святых отцов Церкви. На это Старец ответил: «Вы считаете это великим делом?.. По-моему, велико только одно: смирить себя, ибо гордость мешает нам любить». На этом остановилась наша беседа».

http://www.idrp.ru/buy/show_item.php?cat=2367

четверг, 1 октября 2009 г.

заслужить и заработать?

Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал:
невозможное человекам возможно Богу.
   Евангелие от Луки 18:26-27


Все, что говорит Иисус слушающим Его людям, неизбежно подводит к этому вопросу: «Кто же может спастись?» Весь максимализм Нагорной проповеди, все Его притчи, переворачивающие привычные представления о праведности и благочестии, — все это, если воспринято не «благодушно», а всерьез, может погрузить нас в мрак отчаяния: я так не могу, мне это не по силам! Я — грешник, и нет мне никакого спасения. Все это потому, что мы все еще думаем не о спасении, а о само-спасении, мы внутренне пытаемся спасение заслужить, заработать и все время натыкаемся на свою несостоятельность. Но Иисус еще две тысячи лет назад сказал, что наше спасение — это не наша работа и доблесть, а дар благодати Божией. Богу возможно спасти нас, а не нам! Наша задача — довериться Его спасению, а не упорствовать в своем понимании путей праведности, позволить Ему вмешиваться в нашу жизнь на стадии принятия решений, а не на стадии «расхлебывания» последствий наших поступков. Собственно, это и есть та вера-доверие Богу, которая оказывается спасительной для нас.

http://www.bible-center.ru/note/20091002/main

Невнимательность может привести к страшным преступлениям...

... и плагиат - в их числе!
Забыв написать ссылку на БИБЛИЯ- ЦЕНТР в нескольких своих постингах, я с ужасом поняла, что выгляжу, как плагиатор!!!:) Сначала я давала ссылку, а потом стала забывать :(
Иными словами - все, что у меня под тэгом "Исследуйте Писания" из Библия-Центра. (Уфффф... вроде больше ничего под этим тэгом не отправляла...)
Или вот: если идет цитата из Писания, а потом толкование, то это - Библия Центр. Ссылка на него - вот: http://www.bible-center.ru/
Там можно, кстати, подписаться на рассылку - я так и сделала, и теперь мне по эл.почте приходят размышления над Священным Писанием. Каждый день. То, что трогает особенно глубоко, публикую в блоге. Сайт очень хороший, помимо нескольких переводов Писания на древние и европейские языки, там есть библиотека... одним словом - рекомендую очень, да.