вторник, 26 июля 2011 г.

Гангут. День Панталеона.

В день святого Пантелеимона  27 июля 1714 г.  русский флот одержал на море первые крупные победы над шведами при Гангуте (Гангаузе, Финляндия) и в этот же день в 1720 г. у острова Гренгам или Гранхамнсхольм (небольшая гавань на Аландских островах)

...Как непривычно видеть имя юноши-целителя, почти мальчика (таким мы привыкли его представлять себя, хотя Пантолеон, придворный врач императора, засвидетельствовал о Христе в 27 лет) рядом с воинской аттрибутикой! Но именно покровителем воинов был он, покровителем императора - самого главного воина Рима - а далее и Византии- начиная от Константина Великого, с почестями перенесшего его тело из Никомедии, Диоклетиановой столицы, в свою столицу, Новый Рим. Были ли они знакомы в дни юности Константина, в те далекие дни, когда он томился во дворце Диоклетиана, как заложник - чтобы его отец, Констанций Хлор, возглавляющий Британский и Галльский легионы, вел себя разумно на Британских островах? Это нам никогда не будет известно, как и то, не помогал ли Панталеон Константину подготовить и совершить его успешный побег в Британию...


"…Каллист помнил, как Константин Великий входил в Никомедию. Это – одно из самых ранних воспоминаний его детства.

Процессия, главные Никомедийские ворота, поющие люди, одетые в белое, в руках у них – флейты и пальмовые ветви, а в середине – шесть христианских жрецов, несут на плечах продолговатый ковчег, покрытый тоже ослепительно белым полотном. Струи фимиама наполняют воздух невыносимо прекрасным ароматом. Каллисту хочется плакать.

- Константин! Император Константин! – кричат люди с крыш.

Константин спрыгивает с коня и медленно идет навстречу процессии. Его глаза широко раскрыты. Оруженосцы отстают от него на шаг. Константин протягивает руки вперед, навстречу белоснежному ковчегу. Процессия останавливается. Жрецы опускают ковчег ниже. Константин прижимается лбом к сухому дереву его крышки и несколько мгновений стоит неподвижно.

Над дорогой, рекой, полями, морем, над всей Вифинией воцаряется молчание, только неустанно бьются, развеваются на сильном восточном ветру знамена с золотыми буквами «Хи» и «Ро».

- Что это, няня? – говорит маленький Каллист и начинает плакать.

- Тише, а то в ссылку сошлют! – шикает няня. - Вон уже полицейский смотрит! Император Константин приказал в Новый Рим тело какого-то героя христианского перенести…Льва, кажется…Идем-ка домой, дядя заругает!

И они возвращаются в огромный дом, где царит прохлада, а в молчаливом безветрии горят свечи перед статуей Исиды с младенцем Гором на руках…"

воскресенье, 24 июля 2011 г.

Образ воды (о. Владимир Хулап)

В слове «крещение» нам прежде всего слышится «крест», и большинство из нас не задумывается об истории происхождения этого слова. Однако у читателей греческого текста Нового Завета возникали совершенно другие ассоциации. Греческое слово βπτισμα происходит от глагола βπτω, означающего «погружать», «окунать», «макать». Поэтому крещение Иоанна, описанием которого открывается Евангелие от Марка (Мк. 1, 1-8), буквально означало «омовение Иоанна» — обряд погружения в воду, совершавшийся Иоанном, сыном Захарии и Елизаветы, в Иордане.
Ритуальные омовения были неотъемлемой частью ветхозаветной и греко-римской культуры. Вода — источник жизни человека, основа плодородия, именно поэтому великие реки, орошающие землю, вытекают из райского сада (Быт. 2, 10-14). Однако она может стать могучей и неудержимой стихией, уничтожающей в волнах потопа противящееся Богу творение (Быт. 7,11-24). Вода очищает и восстанавливает первозданную чистоту, потерянную в результате осквернения и загрязнения. Именно поэтому омовение служило подготовительным ритуалом к встрече с Богом, предполагавшей чистоту и непорочность сердца. Оно было частью посвящения ветхозаветных священников, а также совершалось ими перед каждым служением в Иерусалимском храме (Исх. 29). Сам Христос омывает ноги ученикам, приготовляя их тем самым к первой Евхаристии (Ин. 13, 8-10).
Вода для ветхозаветного человека — символ свободы и новой жизни. Проходя через воды Чермного моря, Израиль свергает с себя узы египетского рабства — ведь именно через омовение в древности получали свободу рабы. В иудаизме существовал обряд перехода язычников в иудаизм, включавший погружение в присутствии раввинов в «живую», т.е. холодную и проточную воду. Раввины полагали, что после этого обряда «прозелит подобен новорожденному ребенку», поскольку его жизнь обретает совершенно новое качество.
Перед свадьбой ритуальное омовение совершала невеста, готовясь к радостной встрече жениха, и именно этот образ использует апостол Павел, применяя его к отношениям Христа и Церкви (Еф. 5, 26). Наконец, пророки провозглашали эсхатологическое очищение как начало новой жизни человека с Богом: «И освящу великое имя Мое, бесславимое у народов, и узнают народы, что я Господь... И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь от всех скверн ваших... И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам... И будете жить на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Моим народом, и Я буду вашим Богом» (Иез. 36, 23-28).
В греко-римской религии также присутствовала идея прощения грехов и нового рождения, связанного с ритуальными омовениями. Тертуллиан в III веке говорил, что «язычники повсеместно очищают селения, дома, храмы и целые города, обнося вокруг них воду и окропляя ею. И во время праздника Аполлона и Элевсинских мистерий они совершают омовение, веря, что делают это для рождения к новой жизни и освобождения от наказания за свое вероломство». Однако многие античные авторы предостерегали от формального подхода к этим обрядам, если их не сопровождало внутреннее перерождение: «Глупец, кто думает, что тяжкий грех убийства очищен может быть речной водой» (Овидий).
Омовение было так важно в деятельности Иоанна, что современники дали ему прозвище «Креститель», так называли его друзья и враги. Он проповедует в пустыне и крестит в водах Иордана. В центре его проповеди — призыв к покаянию, обращению (metanoia), изменению образа мысли и жизни перед лицом грядущего Бога. Принимающий этот призыв должен был исповедать свои грехи, отречься от ветхого бытия, изменить свои отношения с Богом и ближними. «Я крещу вас в воде в покаяние» (Мф. 3, 11) — водный обряд, хорошо понятный современникам, был видимым знаком этого изменения. Эти последние слова Ветхого Завета, звучащие на заре Евангелия, только подчеркивают временный характер деятельности Иоанна: он — Предтеча, готовящий к мессианскому крещению Духом Святым, которое в день Пятидесятницы начнет новое бытие христианской Церкви.

протоиерей Владимир Хулап

http://aquaviva.ru/archive/2011/7/916.html

среда, 20 июля 2011 г.

Се, больше Авраама зде.... (Мариам)

В богослужебной византийской поэзии не столько удивляет игра слов и смыслов с филигранностью рифмы и ритма - это, увы, неуловимо для русского уха - как глубокое исполнение заповеди Христовой: "Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне" (Ин.5:39). Богочеловек говорил о Писаниях ветхозаветных - других в Его время еще не было. И Сам Он начал Свою проповедь в синагоге, прочитав слова из книги Исайи пророка -

«Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное. И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него» (Лк.4,17-21).

       В Своем служении Христос Спаситель многократно указывает на то, что "ныне исполнилось писание сие, слышанное вами"- о Кресте Его и Славе (Лк.4,21).Уже по Воскресении Своем Он толкует Писания ученикам на Эммаусской дороге, зажигая их сердца. Он, став по Воскресении Своем посреде апостолов, отверзает им ум к разумению Писаний (Лк, 24,45)...

       Удивительные открытия ожидают читающего богослужебные книги. Гимнографы, авторы богослужебных текстов, были дивными богословами и искусными поэтами. Они унаследовали апостольскую традицию чтения ветхого Завета в свете Нового – ведь «поэт» по-гречески означает и пророка, а «богословом» зовется в полном смысле слова тот, кто имеет опыт Встречи с Богом Живым. Непонятные и непонимаемые слова гимнографов отсылают нас зачастую к дивным и страшным ветхозаветным прообразам дел Христовых. Типологическое (1)– прообразовательное - толкование Писания, такое характерное для православной мысли, пронизывает всю богослужебную поэзию, соединяя видения пророков и проповедь апостолов.

        Не хотелось бы повторять такие общеизвестные примеры, как Великий Канон Андрея Критского, в ткань которого вплелись практически все образы Священной истории Ветхого и Нового заветов, и Пасхальный канон Иоанна Дамаскина, построенный на последних главах книги пророка Исайи. Образы рассеяны по Октоиху, Триодям, Минеям… В этих книгах нет ссылок, нет параллельных мест, а жаль - мы уже не подражаем Отцам, считавших знание текста Писаний само собой разумеющимся делом, и не всегда можем понять, к какое место – или чаще, места – Священного Писания вдохновляет гимнографа, поющего о Тайне Христа Бога


В службах Страстной Седмицы, рядом с «поющими, вопиющими, взывающими и глаголющими» словами о пригвождении Того, Кто разделил море жезлом Моисея и о напоении желчью Того, Кто, словно дождь, послал манну страннику и беглецу Израилю, есть такие строки:

Своего Агнца Агница зрящи к заколению влекома,
последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиюще:
Камо идеши, Чадо?
Чесо ради скорое течение совершаеши?
Еда другий брак паки есть в Кане Галилейстей,
и тамо ныне тщишися,
да от воды им вино сотвориши?
Иду ли с Тобою Чадо, или паче пожду Тебе?
Даждь Ми слово, Слове, не молча мимоиди Мене,
Чисту соблюди мя:
Ты бо еси Сын и Бог Мой.

Вот к каким строкам Ветхого Завета отсылает поэт-гимнограф ум и молитвенное созерцание внимающих этому в высшей степени драматичному гимну:

И явился ему [Аврааму] Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего; и принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом, а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите; так как вы идете мимо раба вашего. Они сказали: сделай так, как говоришь. (…) И они ели. И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре. И сказал [один из них]: Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры, жены твоей. А Сарра слушала у входа в шатер, сзади его. (…) Сарра внутренно рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? (Быт.18.3-12)

Где Господь Бог Авраама – Он Самый? (ср. 4 Цар.2,14) Он, Тот же Самый, что говорил с Авраамом и даровал Сарре сына, во исполнение обетования, теперь - опять ради совершенного исполнения Своего обетования, родившись от Дщери Авраама, грядет на Крест. Уже не Елисей будет рвать на себе одежду, но беззаконный первосвященник, осуждая Его на Крест, и совлечен с Него будет хитон, и словно от удара милоти Илииной расступятся воды Иордана.

В давние времена Бог не допустил жертвенной смерти Исаака. Он говори к древним устами пророков, но не выговаривал всех тайн Своих – вернее, единственной Тайны Креста. Теперь же Он «все сказал нам в Сыне» - «toutoon elalesen» (Евр. 1,2). Бог явился во плоти (1 Тим. 3,16). Тайна, начавшая в день Благовещения.

Об этом возглас другого, Рождественского, гимна – «таинство странное вижу и преславное». Преславное – буквально – «парадоксальное», и как это точно отражает явление Бога людям во Христе! «Как там (на горе Мория) словом (Божиим) произведено овча, так в Деве Слово стало плотию. И как овча было привязано в саду, так и Единородный пригвожден ко кресту. Посему-то Исаия взывал, говоря: яко овча на заколение ведеся безгласен (Ис.53:7). А также Господь сказал Иудеям: Авраам отец ваш вожделевал видети день Мой, и виде и возрадовася; то есть, видел день страдания в образе Исаака на горе святой.
(Преподобный Ефрем Сирин. Слово о Аврааме и Исааке.)

Итак – пришел час. Бог Авраамов, Исааков и Иаковль в Иисусе из Назарета странствует ко Кресту. Но Он теперь проходит мимо, минует Матерь Свою - Ей не иметь даже и этого утешения. Он, Сын Ее - Жертва, Он, Бог Ее - и Жрец, и Он уже Ей не принадлежит.

Авраам видел день его, и видел, и возрадовался (Ин. 8, 56)– и се, здесь более Авраама и Сарры. Она, Мариам, Матерь Света, Мать Агнца, способна понести более Авраама и Сарры, вместо сына которых заклан был агнец из сада Савек. Ни Авраам , ни Сарра не видели более Исаака. Они, принеся его в жертву, лишились его. Это лишь слабый образ того, как лишается Сына Мариам, Мать Его – и такова вся жизнь Ее - от слов Иисуса в Кане, отдаляюших Ее, до слов Его на Кресте: Жено, се, сын Твой, с которым Он отдает Ее Иоанну.


На браке в Кане Иисус, претворяя воду в водоносах в вино, дает знамение того, что ритуальные омовения прекращаются; в Иерусалиме Он изгоняет из храма торгующих и продающих жертвенных животные – знаменуя то, что пришло время Единственной Жертвы, которой Он скоро станет. На Кресте Он совершает все до конца.


Он не принадлежит Матери, принявшей этот путь в день Благовещения. Не принадлежит Ей – Он идет путем Жертвы, принадлежащей только Богу. Не принадлежит - хотя только Она могла бы идти за Ним, куда бы Он ни пошел – еще до того, как Дух дал силы на это мученикам Его. Она умерла вместе с Ним, как Сарра, умершая от горя в день связания Исаака.Авраам, как говорят древние толкователи,  более не увидел сына своего в земной жизни - и Мария не увидела более земного Иисуса, ушедшего в смерть...


Земная жизнь Матери Иисуса закончилась с погребением Иисуса – «Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети (…) Ни от Гроба Твоего востану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану Раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Моего, Сыне Мой. (…)не оставлю Еro единаго, зде же умру, и спогребуся Ему».
В Писании не говорится о том, что Она видела Его по Воскресении – это уже иной мир и иная тайна, лежащая в Земле Живых, от которой был взят Ее Сын Единородный и Возлюбленный, там, где Троический Совет, и трапеза, и исполнение тайны жертвоприношения Исаака в Жертве одного из Трех Странников, принятых Авраамом в дубраве Мамвре.

_____

(1) Подробнее о типологическом толковании здесь: http://www.pagez.ru/olb/317.php

пятница, 15 июля 2011 г.

Мартирия


…Христианское «свидетельство сему» перед лицом страдания – своего и чужого, воспринимаемого как свое, шире, чем просто смерть. И это мы видим на примере мучеников, любящих тех «чужих», с кем свела их жизнь в последние часы – стражников, судей, сокамерников, наконец, палачей. Любовь, переплавляющая все в новое творение, изливается из их сердца и порой преображает сердца тех, кто равнодушен к Евангелию. Увидев живое Евангелие, продолжение Евхаристии, которое можно видеть на месте пыток и казней христианина, эти люди видят что-то глубоко убедительное для себя, видят ту правду, которую они считали невозможной, не осуществимой и небывалой в этом мире. И это отчасти так – эта правда верности Бога до смерти, это парадоксальное Царство, унижающееся и не унижаемое в служении миру – не от мира сего. Оно исцеляет мир, страдающий во зле, светит ему – и гибнет в нем.


Он был им чужой, они смеялись, и, быть, может, убили его – но они не были чужими ему, потому что он был вместе со Христом, которому они тоже чужими не были. Мартир исполнял дело Любимого им – являя Его в своих страданиях, он показывал, что, вопреки всему, вопреки всякой безнадежности, надежда есть. Христово дело – спасать, и дело мартира – неотделимо от дела Христа, им возлюбленного навек. Но, по законам падшего мира, чтобы в полной мере объяснить и обнять любовью, надо, отдавшись бесстрашно слепой силе тления, пойти вслед за Христом, убитым и умершим, и умереть по-настоящему. Мы умираем, для того, чтобы было видно, что мы живы. Иначе этого – не видно… Жизнь мартира, умершего для мира – умершего со Христом за жизнь мира одной с Ним жертвой, разделенной с Ним Евхаристией – жизнь его, жизнь христианина сокровенна, сокрыта вместе с жизнью Христа – в Боге.


И на смерти мучеников, как на исполнившейся Евхаристии, вопреки всему, появляется, пробиваясь, как маленький феникс, новая жизнь новых христиан – людей, чужих Христу, но встретивших его в свидетельстве до смерти мартира-мученика, для которого, как и для Христа-Самарянина, они – не чужие.


...Христос не просто умирает, чтобы кому-то что-то доказать – но чтобы созидать, [1]строить, молча, когда уже нет сил, строить немыслимое, то, чего не может быть – вопреки всякой безнадежности и вопреки всему. «Ныне будешь со Мной в раю!». Ныне – священное пророческое древнее слово, означающее – «День Господень настал!». Этот День настал  – во тьме и на Кресте, и он распространяется с одного Креста на соседний, ничем  не примечательный, обычный смертный крест...


Монашество - синоним мученичества и христианства вообще. Христианин есть «мартир», свидетель-мученик, и таков он по своему призванию и исполнению имени своего в своей жизни. Исторически высоты реализации христианского призвания в большинстве своем достигались в такой форме воплощения мартирии в современной ему культуре, как монашество.


Однако это не говорит, что мартирия может осуществляться только в форме монашества, или только – пойдем здесь и дальше – что мартирия может осуществляться только в раннехристианской форме. Скажем даже, что мартирия не всегда предполагает насильственную смерть за убеждения. Видим мы тайну мартирии на примере Матери Христа Бога, не умершей от руки убийцы, а уснувшей на Своем ложе, но, тем не менее, принявшей и принимающей участие во всем, что делал и делает Ее Сын. [2]


Неслучайно традиция усваивает ей и мученичество – бескровное, а потом и называет Ее Монахиней. Это все – выражение невыразимой тайны христианства, сокровенной жизни умерших со Христом в Боге, умирающих с Ним за жизнь мира.


Он – Агнец, но она – Агница. Его друзья мученики тоже называются агнцами и агницами в гимнографии – «Агнца Божия проповедавше, и заклании бывше, якоже агнцы, Того, мученики, молите…». Молите – как? Общей с Ним Евхаристией за жизнь мира, ибо раны и истерзанные тела их стали Его язвами гвоздиными, живоносными язвами, которых касался Фома… Он кладет руку на плечо каждого – как единственного, и говорит – «о, возлюбленный брат Мой!» - ибо общее у них страдание и жертва. Вместе они – навсегда: мартир-христианин, исчезающий, иссякающий в искренней жертве своей, и Христос, подхватывающий его на руки в последний момент (а, быть может, лучше сказать – после «последнего момента», когда уже «по человечески» все потеряно?) – оживляющий его приобщением к Жертве Своей за жизнь мира и желающий его участником жертвенника… И христианин ест и пьет и видит Бога…


Как назвать эту тайну? По-разному проявлялась она в жизни народа христиан, «третьего рода», не от мира сего. Не облекается она в слова, апофатично уходит от именования, и при этом сохраняет простое имя свое, - слово, найденное учениками первых лет после схождения Духа Святого в Антиохии – быть христианами.


Когда в ищущей Бога России XIX века принято было называть ее монашеством, прозвучало парадоксальное слово святителя Феофана:


Феофан Затворник: «Монашество есть, с отречением от всего, непрестанное умом и сердцем пребывание в Боге. Монах тот, у кого так устроено внутреннее, что только есть Бог да он, исчезающий в Боге… Вышних ищите, горняя мудрствуйте. Живот ваш сокровен есть со Христом в Боге (Кол. 3, 1-3). Это и есть монашество. Не чёрная ряса, не клобук – монашество, даже не жизнь в монастыре. Пусть всё это изменится, но монашество во веки пребудет, пока останется на земле человек-христианин»







[1] Субботствуя, Спасе мой, и назидая (созидая). В покое смертном, недвижный, связанный смертью – Он тоже строит, как строил Он, обездвиженный гвоздями Креста…




[2] О.Георгий Флоровский.



четверг, 14 июля 2011 г.

О Тебе естество обновляется и время...

ПРАЗДНИК ПОЛОЖЕНИЯ ЧЕСТНОЙ РИЗЫ БОГОРОДИЦЫ ВО ВЛАХЕРНЕ (V ВЕК)

Тропарь, гл.8
Богородице Приснодево, человеков покрове,/ ризу и пояс пречистаго Твоего телесе/ державное граду Твоему обложение даровала еси,/ безсеменным рождеством Твоим нетленна пребывающи,/ о Тебе бо и естество обновляется и время./ Темже молим Тя мир граду Твоему даровати// и душам нашим велию милость.

Кондак, гл.4
Одеяние всем верным нетления, Богоблагодатная Чистая,/ даровала еси, священную ризу Твою,/ еюже священное тело Твое прикрывала еси,/ покрове всех человеков,/ еяже положение празднуем любовию/ и вопием со страхом Ти, Чистая:// радуйся, Дево, христиан похвало.

понедельник, 11 июля 2011 г.

Читая Павла...

Лишь по милости Его -
чаек крики над волнами,
и дожди над островами -
лишь по милости Его.

Лишь по милости Его -
нам напиться от потока,
и средь бездн светла дорога -
лишь по милости Его.

Лишь по милости Его -
перешагивая бездны,
рядом с нами Неизвестный -
лишь по милости Его.

Лишь по милости Его -
на льняных волокнах знаки,
гвозди, трость и копие -
лишь по милости Его.

воскресенье, 10 июля 2011 г.

Гор и Йоханнан. Быль.


Это случилось весной в Египте – был ксанфик, он же – апрель.
(А в Камулодуне пела Елена, взирая на колыбель).
Давно это было – юный Макарий еще не ушел в пески,
И Афанасий складывал буквы, стоя у классной доски.
Из разного были они рода,  пришельцы из разных стран.
Старшего звали из них Гором, а младшего - Йоханнан.
Йоханнан молился Богу по-сирски: «Иешу! Иешуа!»
… Они говорили на койне, но Гора по-коптски он звал: «Пайоат!»
 Гора отец был жрецом в Гелиополе, и дед его был жрецом,
А пращур беседы о Пта и о Соколе вел с греческим мудрецом.
«Греки, вы – дети, и нет средь вас мужа!» - вот так он сказал, и был прав.
Но выросли греки, и к Нильским лужам однажды пришел Александр.
Он основал Александрию, на койне египтян говорить уча.
Но в асклепейонах и храме Сераписа не нашлось для него врача.
…А Йоханнан был обычный парень – их в сирийских селах полно,
И он не знал о Пта и о Соколе, он узнал про римских орлов.
Его забрили, послали в Британию на Адрианов вал,
а он был быстр, и умом, и руками – и там он medicus стал.
Не знал он ни римской, ни греческой азбуки, но стрелы легко мог извлечь,
И приложить нехитрый бальзам, к тем ранам, что оставляет меч.
Так по земле Александра и Августа из края в край он прошел,
Был он простым солдатом, не более – что за речь про детей и про жен?
А Гор тоже был одиноким – вот так, на старости лет.
Жена с сыновьями его умерли, и он тогда дал обет,
В Александрию из Гелиополя придя  не из-за славы и стен,
Он пришел задать там вопросы, на которые долго отвечал ему Ориген.
Они говорили о Пта и о Соколе, а потом –  о Боге Живом,
«Да», - сказал Гор, «Осирис воскресший – не просто чудесный сон».
И он крестился, и встретил сирийца – а тот, усталый от ран,
Уже был выброшен из легиона с гордым именем «ветеран».
И поселились они вместе, и каждый был этому рад.
… Они говорили на койне, но Гора по-коптски он звал: «Пайоат!»
Они долго лечили вместе александрийскую голытьбу –
Гор был врачом, таким, что попавшие к нему благодарили судьбу,
Но он говорил – «Не молись Тюхе – бессильны созвездий круги!
Лишь Иисус отверзает очи, и ставит на обе ноги».
…Это случилось весной в Египте – был ксанфик, он же – апрель.
Они совершили мартирию – песню, что играет Христова свирель.


Из разного были они рода,  пришельцы из разных стран.
Старшего звали из них Гором, а младшего - Йоханнан.


Шуваловское кладбище - история продолжается!

Завтра в 17.00 по радиостанции "Град Петров" выступит Олег Куликов, активист группы защиты кладбища.

Народный сход - тоже завтра, 11 июля, в 20 часов

мы ВКонтакте:
http://vkontakte.ru/club28443733

суббота, 9 июля 2011 г.

Шуваловское кладбище - последние новости. Олег Куликов:

Закончился сегодняшний сбор подписей. Завтра вновь у храма он продолжится с 8 утра и позже. В настоящее время мы можем подтвердить наличие 496 подписей. Но поскольку подписи собираются не в одном лишь месте, а и различными энтузиастами, распечатавшими наши подписные листы, и в библиотеках и магазинах, то я думаю их как минимум на 150-200 больше.
Благодарим всех-всех-всех, откликнувшихся от всей души на нашу беду. Вместе - мы сила. Наша задача честна и благородна: с точки зрения совести мы исполняем наш долг перед усопшими и долг сохранения исторической памяти для потомков, с точки зрения общества мы стоим на страже исполнеия закона, перед которым все равны, и никто не имеет права нарушать его безнаказанно.
Во время сбора подписей только четверо заявили своё настойчивое несогласие с нашей позицией и один из них был сам застройщик, с которым у нас состоялась конструктивная беседа, из которой мы ещё сделаем определённые выводы. Но скрывать две подробности не буду: во-первых, он обвинил нас в том, что в нашем письмо 80% - ложь (что он имел в виду - непонятно), во -вторых он заявил, что разрешение на стройку он всё равно получит. То есть, признался в том, что вновь готов нарушить закон и получить разрешение на строительство задним числом. Интересно, кто из чиновников дерзнёт дать такое разрешение, ведь закон явно уже нарушен при строительстве.
Несколько десятков человек отказались подписаться, но большинство нас от всего сердца поддержало. Была и одна очень-очень важная встреча, дающая нам значительные надежды, но о ней нам придётся пока умолчать по определённым причинам.
ПРИХОДИТЕ ВСЕ НА СХОД 11 ИЮЛЯ В 20 ЧАСОВ К ШУВАЛОВСКОМУ КЛАДБИЩУ. БУДУТ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ВЛАСТИ И СМИ!!!

СБОР ПОДПИСЕЙ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Centurion.

Metropolitan Anthony of Sourozh
                        Centurion
                   (Matt. VIII, 5-13)
                       1974, 30 June
                           ----

In the Name of the Father, the Son and the Holy Ghost.

The  Gospel  story  of  the centurion tells us about a men whose faith
exceeded that of the Jewish people, although he himself was a pagan. A
person  dear  to  him  was  ill  and  he  came to Christ, asking for a
miracle,  asking  that  the  Lord  should  have  mercy  on him. Christ
answered the man saying, "I will come, I will heal him."

This  is  where the amazing centurion’s faith was manifested. So often
when we pray, we ask the Lord insistently to come close to us, to make
His  presence  felt,  so  that we may clearly feel His power. This man
acted  with  great  simplicity,  saying  to  Christ, "No don't trouble
yourself  to  come.  I  am a sinful man and not worthy that you should
enter  under  my  roof,  but  just say the word and my servant will be
healed.  One  word from God - that was what the man asked for, not the
joy  of  contact  which  we  all  long. We ask the Lord that He should
fulfil  our requests and, in addition to that, grant us the miraculous
joy  of  His presence. The centurion appreciated in his heart how holy
the  Lord  was, how great, and was ready to forgo this joy if only his
friend, his servant would recover.

Often  we  could turn to God and say, "Help me, Lord. I do not need to
know  what  is  happening, nor to feel Your action; only do Your will,
silently,  as  it  were  from a distance, unnoticed by me." If only we
were  able  to turn to God with such faith, with such a feeling of His
holiness,  how  close  the  Lord  would  be. He is always close, He is
always  approaching  us,  but  we can sense Him only with a loving and
humble heart. A spark of love we sometimes have, but there is not much
humility.  So  if we were to turn to God and say, "Lord, let the good,
the holiness that my soul longs for be fulfilled for my dear ones, and
me  you  can  leave out. Pass me by on your way to them”, how the Lord
would  rejoice  at  the  love which is ready to lay down its life, its
joy, for others. Amen.

четверг, 7 июля 2011 г.

Кладбище в опасности!

Стройка подобралась
к погосту

Андрей ЧЕПЕЛЕВ

О печальной судьбе «петербургской Швейцарии», то есть района Шувалово-Озерки вокруг Суздальских озер, написано немало. Последние лет пятнадцать там стараются застроить каждый более-менее подходящий участок, невзирая ни на культурную ценность этой местности, ни на здравый смысл. Похоже, с площадями для застройки в «хлебном» местечке стало совсем туго: очередной жилой дом строят... вплотную к старому кладбищу у Спасо-Парголовской церкви.



Далее: (в Санкт-Петербургских ведомостях)


http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10278048@SV_Articles




Еще Олег КуликОВ, глава инициативной группы, говорит:



Олег Куликов
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Совсем забыл рассказать всем о частной, неофициальной беседе с чиновником из Службы Госстройнадзора и экспертизы. В общих чертах: застройщик не просто нарушил закон, он только собственник участка, никакого разрешения на строительство у него нет и не было. По сути дела нет и официального подрядчика: на стройке работают гастарбайтеры. Нет утверждённого проекта, нет согласования, то есть незаконно ВСЁ. Когда мне этот застройщик позвонил на трубку, он сказал (цитирую) «это мой участок, что хочу на нём, то и строю, как хочу так и строю». То есть, ни о каких нормах застройки, ни о каких законах он, оказывается, не знал (хотя, в прошлом, и юрист). Хорош тип. Хороши и наши надзорные органы. То есть если бы мы не обратили внимание на эту стройку, не обратил бы никто. Зачем тогда нужны законы, предписывающие даже тип ограды вокруг участка? Зачем нужны чиновники, прокуратура, все, кто следит за исполнением закона? Выходит, главный надзорный орган я, О.Ю. Куликов, указавший наивным как дети чиновникам, что закон нарушается, и открывший застройщику, что оказывается он НЕ МОЖЕТ строить сибироязвенный скотомогильник у детского сада, или выбрасывать кости блокадников из могил (это пока предположение) даже если купит участок в собственность… Чем больше я обдумываю всё это, тем ближе подхожу к грани безумия. И другие мысли посещают меня. Мысли о том, что называется страшным словом, первая буква которого К, последняя Я, а в середине ОРРУПЦИ… Да и самое главное – стройка может быть законсервирована не раньше чем через две недели.
Но предупреждаю всех: расслабляться нельзя. Как только мы ослабим хватку, всё будет спущено на тормозах. Я лично намерен биться до последнего: до демонтажа стройки и приведения её в нормы, предусмотренные законом, а лучше до полного уничтожения строительства на этом месте (есть пока смутные возможности этого, но они есть).



среда, 6 июля 2011 г.

Анастасис. Яне.

Восходит! Восходит!
О, светлая даль!
О, милость и мир!
О, весна и печаль!
    Во веки -
с тобой,
неисцельно проста,
замешана в тесте закваска.
   И та
пребудет, доколе
Он Сам не придет.
Восходит! Восходит!
Грядет!

Быль. Предтеча

(вдохновлено Яной Батищевой)
http://www.stihi.ru/2010/10/13/2754

ПРЕДТЕЧА
Быль

Ты принес мне из дома лепешки и мед?

Мариам, твоя мать, их так дивно печет.

Сядь же к Симону… Тишь уходящего дня!

Да, Грядущий за мною – сильнее меня.

Я не знаю Его, Его голос и лик.

что он скажет – то сделаю! Не ученик,

а как раб Его, в прахе касаясь ноги,

и ремень развяжу с восхищеньем слуги.

Что Он скажет? «Спеши – покарать, истребить!»

Или просто попросит меня – «Дай мне пить!»

И не хватит Ему иордановых вод,

и погибнет от жажды неверный народ!

Подожди, о Андрей, ведь тебе не понять,

как один на один мне Мессию встречать.

О! Он будет иным, не таким, как мы ждем –

Гедеоновым будет руном и дождем.

И достанет ли смелости – меч на бедро, -

поражать, как в далекие дни, - своего

каждый – друга и брата? О, ревность огня!

О, Грядущий за мною – сильнее меня.

О! молитесь, Андрей, Симон и Иешуа –

пусть мой Бог не забудет, не бросит меня,

как Сампсона слепца среди ночи и дня!

О, Грядущий за мною – сильнее меня.

Двор же Храма – от жертвенной крови иссох.

Ни травинки – так кровь выпивает песок.

Что за жертву потребует Он от меня?

Тот, Грядущий – Который сильнее меня?



Что сказал ты, Иешу? Креститься пришел?
Это добре… Для Господа – горы и дол.

Отчего разрывается небо, гремя?!
О, Грядущий за мною – сильнее меня!