пятница, 25 июня 2010 г.

Феникс и Страстоцвет

Ты плавишь золото во мне,
Мой голос медью золотится,
Мне суждено преобразиться
В стихии пламенной, в огне.

Слова Твои пылают, их
Все воды мира не угасят.
И пусть пока мой взор поник -
Я жду назначенного часа.

И пусть пока в студеной тьме
Мои глаза почти незрячи,
Но я им верю не вполне
И на груди прилежно прячу
Залог любви Твоей горящей,
Свой пламень дарующей мне.

Яна Батищева

http://www.stihi.ru/2010/05/18/8180


... Сегодня стал известен диагноз. Да, это метастаз.
Если Вы хотите помочь, то книгу Яны еще можно купить. Связывайтесь со мной.
Спасибо за неравнодушие.

Ольга


воскресенье, 20 июня 2010 г.

Несущий огонь

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Cambria Math"; panose-1:2 4 5 3 5 4 6 3 2 4; mso-font-charset:1; mso-generic-font-family:roman; mso-font-format:other; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:0 0 0 0 0 0;} @font-face {font-family:Calibri; panose-1:2 15 5 2 2 2 4 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1610611985 1073750139 0 0 159 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-unhide:no; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; margin-top:0cm; margin-right:0cm; margin-bottom:10.0pt; margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoChpDefault {mso-style-type:export-only; mso-default-props:yes; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoPapDefault {mso-style-type:export-only; margin-bottom:10.0pt; line-height:115%;} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Несущий огонь.


Другими словами, всякая здравая история должна начинаться с существа, ни на что не похожего. Откуда оно взялось и откуда взялось все, что с ним связано, — решать не историкам, а богословам и философам. Мы знаем одно: человек отличался от всех других тварей, ибо творил сам. Тем ли способом или другим, в пещерной тьме природы возникло невиданное...


Г.К.Честертон. Вечный Человек


Как долго, как неизведанно и долго, рос человек перед Богом и находил жесты и символы, чтобы сказать и высказать перед Ним то, что желал он и чего чаял, и что было истинно и верно в очах Божиих, взирающих на него - на человека из сыновей Сифовых, тех древних людей истинной веры, которые жили до Авраама – во времени и в пространстве.


И тайна, открытая землепашцу – о воскресении зерна из земли, и тайна колеса - солнечного круга, уходящего и возвращающегося из глубин моря смерти,  и гигантских построек – жертвы силы от скудных человеческих сил Всесильному и Могущему воскресить – все это огромный ряд образов, «теней и гаданий», предчувствий и чаяний, составляющий религиозную жизнь людей, по меткому и горькому слову Исайи пророка,  людей с не-ожирелым сердцем.


Они искали Бога, они любили Бога, они ждали Бога, они стремились быть честны перед Богом. И Он обрел их, когда пришел в те дальние недосягаемые места, куда больше не сходит солнце, чтобы вынырнуть с ними из моря; куда не упадет зерно, чтобы пробиться вверх к небу колосом. Он стал человеком как они, и пришел к ним.


Но древнее всех этих образов и символов, образ, который отличал человека от его похожих и звероподобных родичей, и о котором так хорошо рассказал детям (о, если бы и взрослым!) в своей сказке-мифе Киплинг. Первый, древнейший образ религиозной связи с Богом, с Богом Дальним, Богом Сильным, Богом Небесным и Богом Призывающим – огонь.


Огонь, от которого бегут и тигры и шакалы. Огонь, к которому не может приблизиться ни мамонт, ни саблезубый тигр. Огонь – таинственное небесное вещество, которое может хранить лишь человек. И тысячи тысяч лет, без колеса и зерна, без письма и государства, этот символ – символ огня – был основным, глубочайшим и вернейшим, живым символом, живым словом, Священным Писанием древнего человека.


Огонь – с неба, огонь – на землю. Не оставлен человек, Бог Великий Небесный, Бог Далекий видит его, и дает ему хранить огонь. В религиозном экстазе, выступив за пределы своего смертного слабого естества,  превозмогая животный страх, приблизился кто-то – первый – преодолел он в себе трусливое животное – ради тайны Бога, преодолел в себе страх смерти – ради того, чтобы умереть, но коснуться тайны Бога, и коснулся, и не умер, и остался жить, и принес огонь, который никто, кроме него, не мог взять.


Бог дороже был ему жизни своей, и этим он выступил за границы, за которые не выступит ни один лев, ни один слон, ни одна обезьяна.


И только  тогда он стал – человеком, когда выбрал не животную жизнь, но смерть, чтобы коснуться дара от Бога. Дар от Бога – страшен, ибо он опаляет, и можно его не принять, можно бежать от него. Бежать и быть животным, в меру сытым, в меру счастливым, в меру удачливым, в принципе, неплохо устроенным, в-общем-то, порой радуясь незлым порывам своего ожиревшего сердца. Но – брать огонь, страшный Божий дар, дар Бога Неведомого Небесного? Это – опасно, это – не надо, разумные обезьяны так не поступают. Разумная обезьяна сохранит свой дом и свою крепость, а не будет подпаливать ее сомнительными Божьими дарами.


И он – тот первый – стоял и держал огонь, и он был с Богом, и Бог был с ним. И так велик был этот древний пророк, имя которого мы узнаем, когда совьется небо как свиток, что тысячи тысяч лет люди жили тем, что открылось ему. Такая мощь в этом символе, что его хватило не только на то, чтобы молиться – его хватило и на то, чтобы приготовить жертвенную пищу и вкушать от нее перед Богом, и для того, чтобы охотится на жертвенного животного, для того, чтобы жить, а не умирать. Но это не главное. И для пророка-огненосца это было не главным. Он осмелился принять дар и отдал его братии своей.


…Мы говорим, что Христос – Новый Моисей. Воистину, это так. Но не исполнились ли во Христе все великие прообразы, вся живая жизнь, весь порыв к Богу древнего и необъятного, и незнаемого нами человечества?


Он, грядущий на страсть, говорит и о зерне, которое умирает в земле, и о стаде. Но есть в Его словах – о, как сильна в них Его тоска и предощущение Страстей! – слова об огне.


"Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!" – передает слова Его апостол и евангелист из мира языческого, грек-сириец Лука (Лк.12:49). В мире, который не в силах более жить без Бога, но и не может взять дары Божии – ибо для этого надо умереть для себя, отвергнуться себя, очистить с сердца проклятое животное сало – в этом мире кто-то должен подхватить огонь.


И сделать это некому. Горевала об этом девочка Мариам – и Он утешил Ее, и стал Ее Сыном, и взял Ее плоть и кровь, и совершил дело, которое не могла и Она совершить. Божественный огонь коснулся пронзенных человеческих рук, и Он погрузился в смерть, отказавшись от всего.


Там был Он, в одиночестве с одинокими, и они не были более одиноки. Там встретил Он и Моисея, не вошедшего в Обетованную землю и Авеля, и дочь Иеффая.


Там встретил Он и первого огненосца, и узнали они друг друга. Древние люди были, право, прочнее, чем мы – как долго они могли ждать…


«Восстань, идем отсюда!»


Новое время пришло – здесь и навек. От первого огня с неба до Огня Крестного – миллионы лет. Миллионы лет для того, чтобы от девочки Мариам пришел Тот, чьи прекрасные дела предвосхищали люди, которых Он нашел в непроходной мгле, чтобы назвать своими друзьями и привести на Вечерю Царства.



суббота, 19 июня 2010 г.

О, где Его искать?

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Cambria Math"; panose-1:2 4 5 3 5 4 6 3 2 4; mso-font-charset:1; mso-generic-font-family:roman; mso-font-format:other; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:0 0 0 0 0 0;} @font-face {font-family:Calibri; panose-1:2 15 5 2 2 2 4 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1610611985 1073750139 0 0 159 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-unhide:no; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; margin-top:0cm; margin-right:0cm; margin-bottom:10.0pt; margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoChpDefault {mso-style-type:export-only; mso-default-props:yes; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoPapDefault {mso-style-type:export-only; margin-bottom:10.0pt; line-height:115%;} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

На мелодию из оперы Бизе «Искатели жемчуга».


Совместно Ольга Джарман и Яна Батищева.


 


О, где Его искать?


Весенний сад и гроб пустой.


О, где Его искать?


Зачем снята с него печать?


О, где Его искать?


Весенний сад и гроб пустой.


Зачем снята с него печать?


Скажи, скажи, Садовник – где Учитель мой?


 


Мария, обернись –


Весенний ветер плавит лёд.


Мария, обернись –


Взор возведи от гроба ввысь.


Мария, обернись –


Весенний ветер плавит лёд.


Взор возведи от гроба ввысь –


Учитель здесь, Он жив, и Он тебя зовёт!


 


18 июня 2010



вторник, 15 июня 2010 г.

О прочности и буре

 Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство
Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в
тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и
не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса
творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня,
делающие беззаконие.
   Евангелие от Матфея 7:21-23



Стремление к прочности, к надежному устроению жизни присуще практически каждому человеку. В значительной степени именно им объясняются многие наши мнения и поступки. Завершая рассказ о Нагорной проповеди, евангелист Матфей включает в нее читаемую сегодня притчу о домах, построенных на песке и на камне, в которой Господь как раз и говорит об этой прочности жизни.

Эта притча звучит, как своеобразный вывод из всей Нагорной проповеди. Некоторые протестанты любят называть Библию инструкцией к человеческой жизни, и мы видим, что этот взгляд не вовсе лишен оснований. Вся нагорная проповедь говорит о том, что нужно для того, чтобы быть живым в подлинном смысле слова. И заключительная притча подчеркивает, что речь идет о жизни настоящей, жизни, которую никакие напасти не могут обрушить. Это не значит, что напастей не будет, но человек, живущий по слову Христа и исполняющий это слово, сильнее всех напастей. Более того, благодаря победе Христа, мы становимся вместе с Ним сильнее самой смерти. Даже трудности становятся для человека, исполняющего слово Христа, не удручающими и гнетущими случайностями, но тем Крестным путем, которым мы можем следовать за Богом.

http://www.bible-center.ru/note/20100616/main 

+++


Антоний,митрополит  Сурожский

 "Так же, как Петру и другим апостолам, нам трудно поверить, что Бог, Бог мира, Бог гармонии может находиться в самой сердцевине  бури , которая, как будто, готова разрушить и нашу безопасность, и лишить нас самой жизни.

В сегодняшнем Евангелии говорится, как ученики покинули берег, где Христос остался наедине, в уединенности совершенного молитвенного общения с Богом. Они пустились в плавание, рассчитывая на безопасность; и на полпути через море их настигла < буря >, и они поняли, что им угрожает гибель. Они боролись изо всех своих человеческих способностей, опыта и сил, и, однако, смертная опасность нависла над ними; страх и ужас охватили их.

И внезапно среди бури  они увидели Господа Иисуса Христа; Он шел по бушующим волнам, среди разъяренного ветра и, вместе с этим, в какой-то пугающей тишине. И ученики в тревоге закричали, потому что не могли поверить, что это Он; они подумали, что это призрак. А Иисус Христос, из сердцевины этой клокочущей < бури >, сказал им: Не бойтесь! Это Я... Так же, как Он говорит нам в Евангелии от Луки: Когда услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь, поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше...

Нам трудно поверить, что Бог может находиться в сердце трагедии; и, однако, это так. Он находится в сердцевине трагедии в самом страшном смысле; предельная трагедия человечества и каждого из нас - наша отделенность от Бога, тот факт, что Бог для нас далек. Как бы близко Он к нам ни был, мы не ощущаем Его с той непосредственной ясностью, которая дала бы нам чувство уверенной безопасности и породила ликование.
Все Царство Божие внутри нас, - и мы не чувствуем этого. И это - предельная трагедия каждого из нас и всего мира, из поколения в поколение.
И вот в эту трагедию Христос, Сын Божий, вошел, став Сыном человеческим, вступив в сердцевину этой разделенности, того ужаса, который порождает душевную муку, разрыв, смерть. И мы - как эти ученики; нам не нужно представлять воображением, что с ними происходило: мы сами находимся в том же море, в той же  буре , и Тот же Самый Христос, с креста или восставший из гроба, стоит посреди нее и говорит: Не бойся, это Я!..

Петр захотел идти из лодки ко Христу, чтобы достичь безопасности. Не это ли и мы делаем все время? Когда разразится  буря , мы спешим к Богу изо всех сил, потому что думаем, что в Нем спасение от опасности. Но недостаточно того, что спасение в Боге, наш путь к Богу лежит через само-забвение, через героическое доверие Ему, и веру. Если мы станем оглядываться на волны, и на вихри, и на нависающую угрозу смерти, мы, как Петр, начнем тонуть.
Но и тогда мы не должны терять надежды. Нам дана уверенность, что как ни мала наша вера в Бога, Его вера в нас непоколебима; как ни мала наша любовь к Нему, Его любовь к нам беспредельна и измеряется всей жизнью и всей смертью Сына Божия, ставшего Сыном человеческим.

И в тот момент, когда мы чувствуем, что нет надежды, что мы погибаем, если в это последнее мгновение у нас достаточно веры, чтобы закричать, как Петр закричал: Господи! Я тону! Я погибаю, помоги мне! - Он протянет нам руку и поможет нам. И поразительно и странно Евангелие говорит нам, что в мгновение, когда Христос взял Петра за руку, все оказались у берега.

Задумаемся над этими различными моментами сегодняшнего Евангелия и посмотрим, какое отношение они имеют к нам, в < буре > нашей жизни, во внутренней  буре , которая иногда бушует в нашем сердце и уме, во внешних бурных и устрашающих обстоятельствах жизни. Будем помнить, со всей уверенностью, которая дана нам в Божием собственном свидетельстве через Его учеников, что мы в безопасности и среди  бури , и спасены Его любовью. Аминь. "

понедельник, 14 июня 2010 г.

Обретшие Ветер

Обретшие Ветер

Есть икона в церкви Новомучеников при соборе Феодоровской иконы Богородицы в Санкт-Петербурге. Давно она привлекает к себе мое внимание и мысль. И похожа она, и не похожа на все виденные мною иконы мироносиц. Расскажу о ней.
…Они склонились над четырехугольным деревянным гробом, как над разбитой в страшный шторм лодкой. Они сидят вдоль гроба,  весел, у опустелых уключин и смотрят в гроб. Там, на дне лодки-гроба – разорванный бурей парус, душа и сердце лодки. А Кормчий-Ангел смотрит на них, не давая приказа  налечь на весла, но говорит о  чем-то ином, или – что одно и то же для них -  молчит о непонятном и небывалом.
Они – не гребцы уже, а книжники, читающие разорванные страницы книги ветхого закона. Что написано там? Что за новые знаки на старых, покрытых кровью и потом страницах? И Ангел, учитель закона, молчит – или говорит о чем-то ином, непонятном и небывалом…
О чем его слова к гребцам погибшей лодки, к ученикам погибшего закона?
Они не слышат его, погруженные в скорбь о разорванном парусе, который уже никогда не поймает ветер. Руки их ослабели и выпустили весла. Дщери Иерусалимские! Они плачут… Разорен их храм, и нет надежды, и неутешны они. Церковь Христа Распятого собралась у Его гроба и слава, и единственное, что возможно ей – видеть поруганный парус и разорванную книгу, и молчать в печали, и думать о невыносимых и невыразимых, пронзающих душу оружием тайнах. Жены касаются своих лиц – знак тайны в касании щеки для говорящих и мыслящих на греческом языке…
Но – они не видят того –   что над их головами, выше их, и над ними, и оборачиваясь, и зовя, и призывая их, идет Он – и одежда Его, цветная и прекрасная, Духом Божиим стала вечным и живым парусом, плоть Его воскресшая – Парус, наполненный Ветра Божия, ветра попутного южного. Прочь, ветер северный, гряди, ветер южный! – говорит Он, прекрасный Брат и Жених Песни Песней. И идет Он к кормилу, и заменит ангела, чьи слова непонятны и таинственны, и навевают грусть, но не приносят полноты утешения. Ангел – лишь вестник и символ Того, кто грядет, Живой, в сияющих, полных жизни ризах плоти Своей, Тот, что покинул ветхое во гробе – и кровь, и пот, и боль, пройдя через все это ради дщерей Иерусалимских, ради одинокой и слабой Церкви Своей.
И очертания воскресшего тела Его – как буква Алеф, первая буква все новой азбуки, в которой таится перекрестье. Перекрестье – мачта Его обновленной лодки, которая была разбита, и се! – цела и невредима во веки веков, аминь.

суббота, 12 июня 2010 г.

Земля безвидная

Яне Батищевой

http://www.stihi.ru/2010/05/18/8180

Земля –

пуста и безвидна.

Не потерпел Он

видеть

человека

мучимого.

Тьма

над бездною.

День тот –

не день и не ночь,

лишь к вечеру явится свет.

Гром это?

Ангел

Ему

говорит?

Илию

Он зовет?

Подожди, посмотрим,

придет ли,

придет ли

спасти.

Зерно

остается навеки одно,

если оно не умрет.

Земля же –

пуста и безвидна.

Вот,

Он идет –

в книге написано,

тело создал,

совершил –

волю исполнить

Твою,

Боже,

Сильный и Крепкий,

Шаддай Элохим

Элохейну эхат!

Утро –

утро…

Положи, как печать

на сердце…

Уши пронзил

и дело

дал совершить –

кто услышит о нем,

у того

в обоих ушах зазвенит.

Утренний звон.

Земля и роса,

И в колосе –

хлеб

из земли.



20 мая, канун дня апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Он будет стоять перед нами распятым Христом...

Спаситель, Он пришел взыскать нас, дать нам надежду, уверить в Божественной любви, уверить нас, что все возможно, если только мы поверим в Него и в себя… Но теперь грядет время, когда Он станет перед нами — либо в час нашей смерти, либо в час последнего суда. И тогда Он будет стоять перед нами распятым Христом, с руками и ногами, прободенными гвоздями, раненый в лоб тернием, и мы посмотрим на Него, и увидим, что Он распят, потому что мы грешили; Он умер, потому что мы заслужили осуждение смерти; потому что мы были достойны вечного от Бога осуждения. Он пришел к нам, стал одним из нас, жил среди нас и умер из-за нас. Что мы тогда скажем? Суд не в том будет, что Он нас осудит; суд будет в том, что мы увидим Того, Кого мы убили своим грехом и Который стоит перед нами со всей Своей любовью… Вот — во избежание этого ужаса нам надо стоять на каждой исповеди, словно это наш предсмертный час, последнее мгновение надежды перед тем, как мы это увидим.

Я говорил, что каждая исповедь должна быть такой, как будто это — последняя исповедь в нашей жизни, и что этой исповедью должен быть подведен итог, потому что всякая встреча с Живым нашим Богом — предварение последнего, окончательного, решающего нашу судьбу суда. Нельзя встать перед лицом Божьим и не уйти оттуда либо оправданным, либо осужденным. И вот встает вопрос: как готовиться к исповеди? Какие грехи принести Господу?

Антоний, митрополит Сурожский

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/01a/antony/repentance/4.html

Где веет Дух и как воздаст Отец, видящий тайное...

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда
приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа.
   Евангелие от Иоанна 3:8


Иисус использует сравнение духа с ветром (на арамейском языке это игра слов): дух, как и ветер, веет повсюду; можно почувствовать его дуновение, но невозможно определить начало и конец этого потока. Только духу известны источник и цель его движения. До этой точки Иисусова мысль и используемый Им образ понятны, но тут Он делает резкий поворот: «Так бывает со всяким, рожденным от Духа». Как — «так»? Похоже, что Он имеет в виду, что новая жизнь «не по плоти, но по духу» (Рим. 8) настолько иная по сравнению с обычной жизнью, что со стороны непонятно, где ее начало и какова ее цель.

http://www.bible-center.ru/note/20100607/main


+++

И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах
и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед
людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же,
когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись
Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе
явно.
   Евангелие от Матфея 6:5-6


В Нагорной проповеди Господь Иисус Христос решительно отвергает любые проявления «духовности напоказ». Собственно, именно в этом Он обличает фарисеев, и именно это стремление выставить свою духовную жизнь напоказ оказывается наиболее характерным симптомом фарисейства. Господь говорит ученикам, что любые, даже самые серьезные вещи — как молитва и милостыня — теряют смысл, если совершаются не ради Бога. Читая эти слова, мы можем обратить внимание на свое собственное сердце: противостоять фарисейству следует в первую очередь в себе самих.

Господь противопоставляет фарисейскому показному благочестию такую молитву, свидетелем которой оказывается один Бог. Молясь втайне, общаясь с Богом не напоказ, мы находим Самого Бога в такой невероятной близости, какую никто и никогда не мог себе представить. Быть наедине с Богом — удивительный дар Нового завета и удивительное призвание христиан. Когда мы читаем слова Христа о милостыне, о любви к ближним, о служении людям, — важно помнить этот призыв молиться Отцу, Который втайне. Именно это общение с Богом наедине Господь называет камнем, на котором основывается вся жизнь христианина.

Кроме того, нельзя не отметить, что поздние византийские версии Евангелия добавляют лишнее слово: «воздаст тебе явно». В древних рукописях этого слова нет. Значит, воздаяние, скорее всего, заключается не в явном благоденствии (именно его считали обязательным фарисеи). Замечательно и очень важно, что Христос вообще не говорит о том, в чем заключается ответ Бога. Потому что для любви это не имеет значения. Смысл ответа в любви заключен в самом ответе.

http://www.bible-center.ru/note/20100612/main

+++

Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности
книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.
   Евангелие от Матфея 5:20


Стих начинается со слова «ибо», т.е. он – прямое продолжение предыдущих стихов. Иисус говорит о том, что Он пришёл исполнить закон, а не нарушить. Но далее (19 ст.) оказывается, что и творящий заповедь и нарушающий(!) её окажутся в Царствии Небесном, правда, в различном положении. И вот, на этом фоне 20-й стих выглядет довольно странно. Оказывается праведности строжайших ревнителей закона совершенно недостаточно, чтобы войти в Небесное Царство. Как же так, если из 19-го стиха следует, что и нарушитель заповеди – хоть и малейший, но в Царстве Небесном? Обличая фарисеев и книжников, Иисус никогда не упрекал их за строгое соблюдение заповедей. Он указывал на то, заповедь исполнялась по букве, а не по духу закона. Формальность вытесняла любовь к людям, а значит и к Богу, т.к. одно без другого невозможно.

Царство Небесное – это Царство любящего Бога, Царство Любви. Мы знаем, что без веры угодить Богу невозможно (Евр. 11:6), но если любовь больше веры (1 Кор. 13:13), то можно ли угодить Богу без любви?

http://www.bible-center.ru/note/20100608/main


+++


   А живем ли - для Господа живем; умираем ли - для Господа умираем: и
потому, живем ли или умираем,- всегда Господни. Ибо Христос для того и
умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над
живыми.
   Послание к Римлянам 14:8-9



Иногда при серьезных разговорах с людьми складывается впечатление, что самое главное событие человеческой жизни — это смерть. Только при столкновении со смертью или при размышлении о ней мы начинаем ценить жизнь и даже, может быть, задумываться о Боге. Для апостола Павла (и вообще в христианстве) все наоборот. На первом месте Бог, Его вечное существование, Его полнота жизни. Следующий по значению факт — это наша принадлежность Ему. И уже в этом свете рассматривается вопрос о нашей человеческой жизни и смерти. И тогда оказывается, что моя физическая смерть ничего не меняет в том, что более значимо: в существовании Бога и в моей принадлежности Ему, — а значит она не очень важна в моей жизни, она не может ее прекратить. В этом, наверное, и состоит Христова победа над смертью в моем конкретном случае.

http://www.bible-center.ru/note/20100609/main


+++

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним.
 Послание к Римлянам 6:8




По мысли апостола Павла наше соединение со Христом происходит не в жизни, а в смерти. Потому что то, что мы называем жизнью, с Божией точки зрения - умирание. И Христос, по Божественной природе непричастный смерти, добровольно входит в наше умирание, чтобы встретиться с нами "на нашей территории". Это совершенно непредставимое для нас умаление Сына Божиего, "кенозис" по-гречески, - огромный путь, пройденный от Бога к нам. Но для встречи необходимо и наше встречное движение. Оно происходит, когда мы делаем очень маленький шаг, соглашаясь с тем, что Христос не просто так умер, но по любви к нам и ради нас, что в нашем крещении мы переживаем Его смерть как факт нашей личной биографии, коренным образом меняющий направление нашего движения, потому что умирание на этом кончается. Встретившись таким образом со Христом в смерти, мы не разлучаемся с Ним и в воскресении. Очень точное слово здесь "веруем": это не научное знание, а доверие к Богу, надежда на Его спасительную для нас силу любви.

http://www.bible-center.ru/note/20100530/main

После операции. О Яночке.

В крошево рудное души измолоты,
Стали ладони холодными тиглями.
Боже, ужели нам выплакать, выплавить
Каплю за каплей словесное золото?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Вижу, - возможно ли?! - в небе над городом
Птица чудесная с сильными крыльями!


Яна Батищева


... Яночку прооперировали. В пятницу будет результат гистологии. Эти дни тревожны и нелегки. Дорогие друзья, если вы напишите пару слов как комментарий к дивным фотографиям Яночки   http://aeris.gallery.ru

 или почитаете ее стихи, http://www.stihi.ru/avtor/aeris

 то тем самым вы "понесете тяготы" ее и исполните закон Христов, великий закон любви... А заповеди Его тяжки не суть...

вторник, 8 июня 2010 г.

...для того и умер Он, и воскрес, и ожил...

  А живем ли - для Господа живем; умираем ли - для Господа умираем: и
потому, живем ли или умираем,- всегда Господни. Ибо Христос для того и
умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над
живыми.

   Послание к Римлянам 14:8-9




Иногда при серьезных разговорах с людьми складывается впечатление, что самое главное событие человеческой жизни — это смерть. Только при столкновении со смертью или при размышлении о ней мы начинаем ценить жизнь и даже, может быть, задумываться о Боге. Для апостола Павла (и вообще в христианстве) все наоборот. На первом месте Бог, Его вечное существование, Его полнота жизни. Следующий по значению факт — это наша принадлежность Ему. И уже в этом свете рассматривается вопрос о нашей человеческой жизни и смерти. И тогда оказывается, что моя физическая смерть ничего не меняет в том, что более значимо: в существовании Бога и в моей принадлежности Ему, — а значит она не очень важна в моей жизни, она не может ее прекратить. В этом, наверное, и состоит Христова победа над смертью в моем конкретном случае.

http://www.bible-center.ru/note/20100609/main