суббота, 27 июня 2009 г.

Завтра - ПАМЯТЬ ВСЕХ СВЯТЫХ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ИРЛАНДИИ

Митрополит Антоний Сурожский


ПАМЯТЬ ВСЕХ СВЯТЫХ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ИРЛАНДИИ









Во имя Отца и Сына и Святого Духа.


Мы сегодня празднуем день Всех святых земли сей и Ирландии.


Мало кто в нашей среде является беженцем в том смысле, в каком тысячи и тысячи людей сейчас на Балканах являются изгнанниками и беженцами, и в том смысле, в каком поколение моих родителей и прародителей и моё поколение оказались беженцами, которым не было больше места на Родине, - им Родина грозила смертью, тюрьмой, лагерем; и которым не было гражданства, потому что государственным декретом мы были лишены даже права называться русскими.


И когда мы оказались на Западе - буду говорить об этой стране особо, но это относится ко всем странам, куда нас привела беда, - мы встретили братьев и сестёр. Мы встретили людей, которые сумели нас пожалеть, протянули нам руку помощи, которые нас не отвергли - и почему? Потому что у нас было общее наследие - вера во Христа. И потому что в каждой стране Запада были сонмы святых, которые с нами разделяли исконную христианскую веру, исповеданную равно Западом и Востоком, до разделения Востока и Запада. И так было изумительно дивно, видя храмы в этой стране, во Франции, в Германии, во всех странах Запада, узнавать имена святых, которые были западными святыми и которых мы почитали, не зная или забывая, что они западные, а не русские, славянские святые.


Мы вдруг оказались в окружении своих собственных святых, и мы могли на чужбине обращаться к своим, родным, молить о помощи, молить о защите, более того: радоваться о том, что у нас здесь многочисленная семья единоверцев, которые стоят у престола Божия и молятся о нас с состраданием, с любовью, с жалостью.


И с какой благодарностью мы оглядывались на людей, живущих в этой стране и в других странах Запада, думая, что эти люди, потому что они веруют в Христа, может быть, не совершенно одинаково с нами, но веруют не только словом, не только мыслью, но всей жизнью своей, сохранили нам память и продолжают чтить тех святых, которых мы на Родине чтили как бы издали. Как это было дивно! И поэтому в день, когда мы празднуем Всех Святых в земле сей просиявших, с какой благодарностью мы должны думать о бесчисленных людях, которые в течение истории здесь сохранили их память, чтили их память, учились у них, как быть Христовыми. И с какой благодарностью мы должны отнестись к этим святым.


И это меня побуждает сказать ещё нечто. Мы, христиане, друг от друга отделены; действительно ли мы разделены? Мне вспоминается, как некто (сейчас даже не помню кто) мне как-то говорил о христианском исконном единстве и последующем разделении и о том, чего мы ожидаем и к чему мы устремлены. Он говорил, что христианство похоже на лес. Все растения своими корнями уходят в землю, в ту же землю, в ту же почву; их питает та же самая жизнь, которую Господь вложил в эту землю. И потом вырастают стволы. И эти стволы уже идут параллельно; но куда они стремятся? Они все устремлены к свету, к солнцу, к небу; и хотя они разделены друг от друга расстоянием, однако они все исходят из единства корней и из единства своего устремления. И если только мы будем работать на то, чтобы это устремление было действительно, реально, то рано или поздно вершины деревьев соединятся, и будет единство, единство с одной стороны - глубин, с другой стороны - вершин. А пока - временное разделение, вызванное нашим недостоинством, нашей греховностью.


Поэтому находясь здесь или в других странах, будем вспоминать тех святых, которые принадлежат той же, неразделённой Церкви, которые принадлежат Христу, и которые нас зовут ввысь, к небу, туда, где все будут едины. Аминь!




Tomorrow - THE DAY OF ALL THE SAINTS OF BRITAIN AND IRELAND

Tomorrow is the Russian orthodox celebration  of all the Saints of Britain and Ireland.

Metropolitan Anthony of Sourozh
    THE DAY OF ALL THE SAINTS OF BRITAIN AND IRELAND
                      20 June 1999
                           ----


In the name of the Father, the Son and the Holy Spirit.


I will speak first in English and then in Russian because I feel it is
immensely important for us to be at one at the very depth of our souls
and  lives  on  this  day when we keep the memory of all the Saints of
This Land.


I  don't  believe there is anyone in our midst who is a refugee in the
sense  in  which  my  generation and that of my parents were after the
Revolution,  and  therefore you do not probably perceive as acutely as
we  did  what  it  meant  to  find  ourselves  in  countries dispersed
throughout  the  world,  whose language we did not know, whose customs
were  strange  to  us,  whose  people  did  not see in us brothers and
sisters of their own race, and how incredibly wonderful it was to come
into all the countries of the West and discover two things. The one is
that  any  country  had  had  a  period  of  time  when the Church was
undivided,  and  that we shared the Saints of those centuries, that we
were  at one with innumerable Saints venerated, loved, emulated by the
people  of  this country and of other countries of the West. And also,
how wonderful it was to realise that even when the Church found itself
divided,  and  increasingly  so  through  the centuries, there was one
thing  that united us inseparably at the very root of our being - that
we  were  Christ's own people and that this people who first seemed to
be  strange  to us, alien to us, were the people who through centuries
had  kept  in this Land and in so many other Lands the faith in Christ
as  the  Incarnate  Son  of  God,  the  Saviour  of mankind. To see in
everyone someone who in Christ was a brother, a sister, a friend, from
whom  we  were  divided  by the accidents of History, but with whom we
were at one at the very depth of things.


We  realised  then another thing also, that it was not only the Saints
of This Land and of other Lands whom we knew to be Orthodox Saints and
their successors, who knowingly or unknowingly were belonging to other
Churches, but that we were rooted inseparably, rooted deeply in Christ
and that they were at one with us and were receiving us, strangers, as
brothers,  as  sisters  in  Christ,  not claiming from us unity of the
faith,  but  giving  to  us  from the depth of a common faith which we
possessed   the   love,  the  compassion,  the  support  which  we  so
desperately needed. We can think of the Saints of This Land on the one
hand  as  Orthodox  Saints to whom we belong, with whom we belong, who
receive  us in the joy of brotherliness, of sisterliness, but also the
innumerable  Saints  of  later  times  with whom we have everything in
common  if we truly have in common a faith in Christ and a life worthy
of  Him  and  of this faith. The whole Land became to us not a Land of
exile  but  a  Land  of  Welcome; not a strange country, but a country
where  love  was  offered  us,  in  the name of Christ, in the name of
humanity.


And  this  is  why this day, today, the day when we keep the memory of
All Saints of Britain and Ireland, we remember not only with gratitude
all  these  Saints who received us because we were our own and because
we  were  their own, but all the people who have kept their memory and
were receiving us in the name of Christ. How wonderful it was! And how
easily  we  cease  to  realise  this when suffering, agony, loneliness
recede.  It  is easy now to come to Western countries for a variety of
reasons, because practically no one is a refugee in the sense in which
we were, rejected by our countries, deprived of our citizenship. A few
are, but not a majority. And the few must be remembered and cared for.


At present a tragedy even greater than the one which the generation of
my  parents  and  grandparents  experienced  is  taking  place  in the
Balkans.  There  are  refugees  of all sorts; people who belong to all
groups  of humanity; they need our prayers whoever they are. They need
compassion, they need understanding, they need that we should stand by
them, they need that we should pray for the Saints of all the Lands of
the  West  to  extend  their  love  and  their  mercy on those who are
rejected  by other human people, who are treated in a vile, in a cruel
way  by  people  who should in the name of Christ give their lives for
them;  or  in  the name of humanity, if Christ does not exist in their
lives, see in each person a man, a woman, a child who needs compassion
and love.


Let  us  today,  when we remember the Saints of this Land who meant so
much  to  us  refugees  of  the  early days, let us remember them with
gratitude  and  pray  that their blessing may come upon all of us, and
extend  beyond us to all those in the world nowadays who are refugees,
homeless,  persecuted, rejected people who need the compassion and the
love  of  us all whatever the cost to our feelings, or the cost to our
lives. Amen!
                           ----



пятница, 26 июня 2009 г.

Оуэн и Михаил Новожилов-Красинский (перевод)

Джон Оуэн

(1564–1622)


Эпитафия смерти. На смерть смерти.

Смерть на кресте умирает. Ей никогда не воскреснуть:
     Смерти была Твоя смерть жалом – голгофским крестом.


Epitaphium mortis. Ad mortis mortem.

In cruce mors obiit. Nunquam de morte resurget:
     Mortis erat stimulus mors tua: Crux tumulus.


Elizabeth Barrett Browning. An Apprehension.

If all the gentlest-hearted friends I know
Concentred in one heart their gentleness,
That still grew gentler till its pulse was less
For life than pity, - I should yet be slow
To bring my own heart nakedly below
The palm of such a friend, that he should press
Motive, condition, means, appliances,

My false ideal joy and fickle woe,
Out full to light and knowledge; I should fear
Some plait between the brows, some rougher chime
In the free voice. O angels, let your flood
Of bitter scorn dash on me! do ye hear
What I say who hear calmly all the time
This everlasting face to face with God ?

вторник, 23 июня 2009 г.

Звонок другу

Кто знает, можно ли найти в Инете ( а если нет, то где купить) книгу Шёнборна "Бог послал Сына Своего"
http://orthodox-book.com/index.php?productID=205

William Wordsworth.Surprised by joy -- impatient as the Wind

Surprised by joy -- impatient as the Wind
I turned to share the transport -- Oh! with whom
But Thee, deep buried in the silent tomb,
That spot which no vicissitude can find?
Love, faithful love, recalled thee to my mind --
But how could I forget thee? Through what power,
Even for the least division of an hour,
Have I been so beguiled as to be blind
To my most grievous loss? -- That thought's return
Was the worst pang that sorrow ever bore,
Save one, one only, when I stood forlorn,
Knowing my heart's best treasure was no more;
That neither present time, nor years unborn
Could to my sight that heavenly face restore.


воскресенье, 21 июня 2009 г.

... be as faithful as they were in the tragedy,in the terror that was theirs?

Metropolitan Anthony of Sourozh
                  ALL SAINTS OF RUSSIA SUNDAY

In the name of the Father, the Son and the Holy Ghost.


We  are keeping today the feast of all the Saints of Russia, a country
whose history was remarkably short, barely a thousand years, and which
has  been  filled,  from  the  beginning  to  the  end, by tragedy, by
bloodshed  and by martyrdom. The number of the Saints whom we knew are
many, but innumerable are those whose names are known only to God, who
rest  in  His heart - men, women, children who have lived according to
His Gospel and of whom many have died, following Him, as the Scripture
say,  whithersoever  He  went.  And in the last seventy years how many
unknown  martyrs  have  been the resplendence and the glory of Russia!
How  many  have  lived,  faithful to the Gospel to the point of laying
down  their  lives for their neighbour! How many of them have died for
their  neighbours  -  or  because of them! And how many indeed are now
interceding  for  their  martyred country, and also for those who were
the instruments of their martyrdom and of their death.


Many years ago now has died in Russia Bishop Luka of Simferopol and of
Crimea.  Before  the  Revolution  he  had  been  one of the best known
surgeons of Russia whose name was known even abroad, whose books could
be  found  in  the  libraries of the medical schools of all of Europe.
When  the  Revolution came, he decided to become a priest and on being
asked,  why,  he  said  that  he  had thought that he could best serve
mankind,  his  neighbour,  each  one  of them, by being a surgeon when
times were peaceful but now something else was needed: a testimony and
a  readiness  to live and to die... And he came, after his ordination,
to give his lectures at the University in his priestly clothes; he was
arrested,  deported  to Tashkent, and patriarch Tikhon made him Bishop
of the city. And the respect he was surrounded by was such that he did
not die a martyr, but he was accepted, and he was a witness throughout
sixty years, or seventy years of his life.


I  want  to  read  to  you now a part of a sermon which he preached on
occasion  of Good Friday many, many years ago. "The death of Christ, -
he  said,  -  is  a tearing apart of an immortal body from an immortal
soul,  of the body that could not die from a soul that remained alive,
alive  forever.  This  makes  the death of Christ a tragedy beyond our
imagining,  far  beyond any suffering which we can humanely picture or
experience. Christ's death is an act of supreme love. He was true when
He  said, No one takes My life from Me - I give it freely Myself... No
one could kill Him, the Immortal; no one could quench this Light which
is the shining of the splendour of God - He gave His life, He accepted
the  impossible  death  to  share with us all the tragedy of our human
condition.  The  Lord  Himself  has  thus taken upon His shoulders the
first  cross,  the  heaviest,  the  most appalling one; but after Him,
thousands  and thousands of men, of women, of children have taken upon
themselves  their  own  crosses; lesser crosses perhaps, but how often
these  crosses  which  are lesser than Christ's, remain as frightening
for  us...  Innumerable  crowds  of  people  have lovingly, obediently
walked  in  the  footsteps  of  Christ, treading the long way which is
shown  by  Our  Lord; a way tragic, but which leads from this earth on
the  very  Throne  of God, into the Kingdom of God. They walk carrying
their  crosses, they walk now for two thousand years those who believe
in  Christ; they walk on, following Him, crowd after crowd. And on the
way  we  see  crosses,  innumerable crosses on which are crucified the
disciples  of Christ - crosses, one cross after the other; and however
far  we  look, it is crosses and crosses again... We see the bodies of
the  martyrs,  we see the heroes of the spirit, we see monks and nuns,
we  see  priests  and  pastors;  but many, many more people do we see,
ordinary,  simple, humble people of God, who have willingly taken upon
themselves  the  Cross  of Christ. There is no end to this procession;
they  walk  throughout the centuries, knowing that Christ has foretold
us  that  they will have sorrow on this earth, but that the Kingdom of
God  is  theirs...  They  walk,  with the heavy cross, rejected, hated
because of truth, because of the name of Christ! They walk, they walk,
those pure victims of God, the old and the young, children and adults┘


But  where  are  we?  Are we going to stand and look, to see this long
procession,  this  throng  of  people  with  shining  eyes,  with hope
unquenched, with unfaltering love, with incredible joy in their hearts
pass  us  by? Shall we not join them, this eternally moving crowd that
is  marked  as  a crowd of victims, but also as little children of the
Kingdom?  Are  we  not  going  to take up our cross and follow Christ?
Christ  has  commanded  us  to  follow  Him,  He has invited us to the
banquet  of  His  Kingdom,  and He is at the head of this procession -
nay,  He is together with each of those who walk! Is this a nightmare?
How  can  blood  and flesh endure this tragedy, the sight of all these
martyrs,  new  and old? Because Christ is risen! Because we do not see
in the Lord Who walks ahead of us a defeated Prophet of Galilee, as He
was  seen  by  His tormentors, His persecutors; we know Him now in the
glory  of the Resurrection; we know that every word of His is true! We
know that the Kingdom of God is ours if we simply follow Him!■


These  are  the  words  of  one  who  had a right to speak these words
because  he lived not only in the twilight of history, but at the core
of  its tragedy, at the core of its horror. But he knew that the Cross
that  had  once  been  the object of horror and the sign of defeat had
become,  through  the  death  and resurrection of Christ, victory, and
this  victory  indeed  was won by all these man, these children, these
women, unknown to the world, known to God alone. And it is their blood
that  has  been the renewal of Russia, it is their prayers that uphold
now the martyred country, and open up new ways, new possibilities.


And  shall we not follow them? We are not called to that martyrdom, we
are  only  called, each in our place, to be faithful to our calling to
the  Gospel  of  the  Lord Jesus Christ. Shall we not, in the peace in
which  we  live,  be  as  faithful as they were in the tragedy, in the
darkness, in the terror that was theirs? Amen.


 * All texts are copyright: Estate of Metropolitan Anthony of Sourozh


           Metropolitan Anthony of  Sourozh Library
           http://www.metropolit-anthony.orc.ru/eng/



умерли со Христом

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним.
   Послание к Римлянам 6:8

По мысли апостола Павла наше соединение со Христом происходит не в жизни, а в смерти. Потому что то, что мы называем жизнью, с Божией точки зрения - умирание. И Христос, по Божественной природе непричастный смерти, добровольно входит в наше умирание, чтобы встретиться с нами "на нашей территории". Это совершенно непредставимое для нас умаление Сына Божиего, "кенозис" по-гречески, - огромный путь, пройденный от Бога к нам. Но для встречи необходимо и наше встречное движение. Оно происходит, когда мы делаем очень маленький шаг, соглашаясь с тем, что Христос не просто так умер, но по любви к нам и ради нас, что в нашем крещении мы переживаем Его смерть как факт нашей личной биографии, коренным образом меняющий направление нашего движения, потому что умирание на этом кончается. Встретившись таким образом со Христом в смерти, мы не разлучаемся с Ним и в воскресении. Очень точное слово здесь "веруем": это не научное знание, а доверие к Богу, надежда на Его спасительную для нас силу любви.

http://www.bible-center.ru

+++

оттуда же -

Второе Послание к Коринфянам Святого Апостола Павла, глава 5


   14 Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один


умер за всех, то все умерли.


   15 А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но


для умершего за них и воскресшего.


   16 Потому отныне мы никого не знаем по плоти; если же и знали Христа


по плоти, то ныне уже не знаем.


   17 Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все


новое.


 


Вот как всё у апостола Павла просто получается: «древнее прошло, теперь всё новое»... А мы-то всё думаем о том, как бы нам постепенно, понемножку, потихонечку — чтобы плавно и безболезненно — перейти, так сказать, в состояние «новой твари». Неужели у Павла всё произошло так вот мгновенно и без проблем? Не думаю: если внимательно читать его послания, становится ясно, что и у него всё было непросто. Хорошо, а зачем же он тогда так вот резко высказывается? Наверное, всё дело в том, что для него главное. Главное — это то новое, что есть во мне благодаря победе Христа, а «ветхий человек» — это то, что, увы, есть, но смотреть надо не на него — а на Христа.




вторник, 16 июня 2009 г.

Господь Животворящий


Плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине.
   Послание к Ефесянам 5:9



Комментарий "БИБЛИЯ Центр" http://www.bible-center.ru/

В рубрике «Вопрос — ответ» вы можете найти вопрос о том, каким нужно быть, чтобы на тебя сошел Дух Святой, — и ответ на этот вопрос. Стих из послания к Ефесянам, который мы с вами только что прочитали, говорит, что к таким «предварительным условиям», во всяком случае, не относятся «всякая благость, праведность и истина», поскольку они являются, наоборот, плодами Духа. Так что же, для того, чтобы сошел Дух, нужно быть злодеем, нечестивцем и лжецом? Конечно, не так. Просто без Духа Святого мы и есть злодеи, нечестивцы и лжецы. Нам нужно очень сильно захотеть перестать быть таковыми, просить о Духе и ожидать Его. Ожидать не пассивно, а активно, исповедуя свои грехи, бодрствуя, наблюдая за собой, воспринимая каждое отклонение от благости, праведности и истины в нашей жизни как недостаточную свободу для Духа Святого в нас — и вновь обращаясь к Богу, прося Его подать нам Духа Святого, еще и еще.

( предыдущий вопрос -
При каких условиях может излиться Святой Дух (я имею в виду проявления Святого Духа, как у Апостолов), должен ли человек быть освященным (святым), избавиться от всех пороков и т.д.? Или это имело место лишь в среде Апостолов?

 
Не думается (даже, можно сказать, не верится), что причастность к дару Святого Духа — удел одних апостолов и пророков. Но, с другой стороны, совершенно ума не приложить, что же такое надо делать, чтобы на тебя вдруг сошли с неба языки огненные. Тут есть два соображения: во-первых, дар Святого Духа и его проявления — не совсем одно и то же. Зато есть плод Духа, который можно отследить — см. Гал 5:22-26 у Павла. А во вторых, какие-то условия можно увидеть в описании Пятидесятницы в Деян 2. Например, любовь в общине учеников Христовых, ожидание этого дара, молитва. Еще можно почитать у св. Серафима Саровского «Беседу с Мотовиловым»...


понедельник, 15 июня 2009 г.

Elizabeth Barrett Browning.The Two Sayings.

Two savings of the Holy Scriptures beat
Like pulses in the Church's brow and breast;
And by them we find rest in our unrest
And, heart deep in salt-tears, do yet entreat
God's fellowship as if on heavenly seat.
The first is Jesus Wept, - whereon is prest
Full many a sobbing face that drops its best
And sweetest waters on the record sweet:
And one is where the Christ, denied and scorned
Looked Upon Peter. Oh, to render plain
By help of having loved a little and mourned,
That look of sovran love and sovran pain
Which He, who could not sin yet suffered, turned
On him who could reject but not sustain!


воскресенье, 14 июня 2009 г.

Elizabeth Barrett Browning. The Meaning of the Look.

I think that look of Christ might seem to say -
'Thou Peter! art thou then a common stone
Which I at last must break my heart upon
For all God's charge to his high angels may
Guard my foot better ? Did I yesterday
Wash thy feet, my beloved, that they should run
Quick to deny me 'neath the morning sun ?
And do thy kisses, like the rest, betray ?
The cock crows coldly. - Go, and manifest
A late contrition, but no bootless fear!
For when thy final need is dreariest,
Thou shalt not be denied, as I am here;
My voice to God and angels shall attest,
Because I Know this man, let him be clear.'


суббота, 13 июня 2009 г.

Тайна Воплощения

Бог воплотился «не для искупления нашего от греха и не для какой-либо иной цели, а единственно для того, чтобы мир познал любовь, которую Бог имеет к твари»


Преподобный Исаак Сирин



пятница, 12 июня 2009 г.

...весну твою славил Линней...

<h1>Махаон и Подалирий</h1><br><SPAN>
<DIV>(Μαχάων, Ποδαλέιριος) — по греч. мифу, опытные во врачевании сыновья Асклепия, князья Трикки в Фессалии, с 30 кораблями принимавшие участие в походе против Трои, где они были врачами греков и храбрыми бойцами на поле битвы. В г. Герении, в Мессении, Махаону было воздвигнуто святилище, куда стекались для исцеления больные со всей Греции. Подалирий, который узнал безумие Аякса по его горящим глазам, сопровождал Калхаса до его смерти, затем поселился в Карии, в основанном им г. Сирне; в Апулии у него было святилище, где он давал оракулы больным, во сне.</DIV></SPAN><br />Оригинал статьи <a href="http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/65682/%D0%9C%D0%B0%D1%85%D0%B0%D0%BE%D0%BD">Махаон и Подалирий</a> на сайте Словари и энциклопедии на Академике<br />


Карл Линней, сын пастора, великий шведский натуралист, создательединой системы растительного и животного мира. Заложил основы современной биноминальной номенклатуры, введя в практику систематики так называемые nomina trivialia, которые позже стали использоваться в качестве видовых эпитетов в биноминальных названиях живых организмов. Автор наиболее удачной искусственной классификации растений и животных, ставшей базисом для научной классификации живых организмов. Описал около полутора тысяч новых видов растений (общее число описанных им видов растений — более десяти тысяч) и большое число видов животных.

http://en.www.lensart.ru/picture-pid-3ea5.htm?ps=18  МАХАОН


http://en.www.lensart.ru/picture-pid-13dbb.htm?ps=18 ПОДАЛИРИЙ


Замечательный фотограф Игорь Торгачкин - какое счастье, что я -  совершенно случайно, в поисках материалов к презентации по Асклепию и его семье -  встретила его удивительные миры!



четверг, 11 июня 2009 г.

Такие понятные и простые стихи Александра Сергеевича...

Плещут волны Флегетона,
Своды Тартара дрожат:
Кони бледного Плутона
Быстро к нимфам Пелеона
Из Аида бога мчат.

...интересно, много ли обывателей, любящих  повторять, что "Пушкин писал понятно", поймут эти строки? :)



пятница, 5 июня 2009 г.

Кесарий – Григорию.

«Дождусь архангельского гласа, последней трубы, преобразования неба, претворения земли, освобождения стихий, обновления целого мира. Тогда увижу и самого Кесария не отходящтим, не износимым, не оплакиваемым, не сожалениями сопровождаемым, но святым, прославленным, превознесенным, каким ты, возлюбленнейший из братьев и братолюбивейший, неоднократно являлся мне во сне, потому ли, что так изображало тебя мое желание, или потому, что это была сама истина».


Св. Григорий Богослов. Слово надгробное брату Кесарию.


 


Не преткнем ноги о камень,


И средь бездн пройдем стопами,


В пальцах – глина, воды, пламень,


О Григорий брат!


 


Упадут на землю росы,


На глазах просохнут слезы,


И ничто уже не поздно,


О Григорий брат.


 


Что чело твое понуро?


Он избавит Диоскуров!


Нам Плеяды светят в бурях,


О Григорий брат.


 


5-6 июня, Троицкая Родительская Суббота.


 



Гефсимания


Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь
и бодрствуйте со Мною.
   Евангелие от Матфея 26:38

Заключая Новый завет со Своими учениками на Тайной Вечери, Иисус приносит Себя в жертву за грехи мира. Жертва принесена, и начинается путь Христа на Голгофу — еще не Виа Долороса, но уже — Гефсимания.

Все решения приняты, и смерть приближается. Иисус, Который всегда был настолько полон жизни, что исцелял больных и воскрешал умерших, с этой жизнью прощается. И не надо думать, что Ему это просто. Его скорбь смертельна, Его молитва невыносимо тяжела — до кровавого пота. Он просит самых близких Своих учеников поддержать Его в молитве — и не получает поддержки. В этот страшный момент Иисус одинок, но «на этот час Я и пришел».

http://www.bible-center.ru/