воскресенье, 27 ноября 2011 г.

Sermon on Fasting





Metropolitan Anthony of Sourozh


Sermon on Fasting
25th November, 1990














In the Name of the Father, the Son and the Holy Ghost.


In today's Gospel (St. Luke 10:25-37) we hear the Lord saying to each of us that our neighbour is not the one whom we like, not even the one whom we love; it is the one who needs us, whether he likes us or not, and it is to him that we must turn in compassion, in charity, as indeed the Lord God Himself turned to us at the moment when the whole of mankind was alien to Him; and again, turns to each of us at the moment when we are at rock bottom, when we are as far away from Him as we can imagine, indeed, much farther, because only God can measure the distance that separates us from our being in Him, with Him, the distance which measures His absence from our life.


On November 28th is the beginning of fasting time that prepares us for Christmas; many will turn to fasting, eating those things which are appointed by the Church; but is that the fast which God wishes us to keep? Listen to what the Lord said to the Hebrews, from the lips of Isaiah the Prophet [Isaiah 58:3-8]:


"Cry aloud, spare not, lift up thy voice like a trumpet, and show My people their transgressions ... Yet they seek Me daily, and delight to know My ways, as though they were a nation that did righteousness, and forsook not the ordinance of their God. ... Wherefore have we fasted, say they, and Thou seest not? Wherefore have we afflicted our soul, and Thou takest no knowledge? Behold, in the day of your fast you find pleasure and exploit all your labourers! Behold, you fast for strife and debate and to smite with the fist of wickedness! You shall not fast as you do this day, to make your voice heard on high. Is it such a fast that I have chosen, a day for a man to afflict his soul? Is it to bow down his head as a bulrush, and to spread sackcloth and ashes under him? Wilt thou call this a fast, and an acceptable day to the Lord? Is not this the fast I have chosen to loose the bands of wickedness, to undo the heavy burdens, to let the oppressed go free, to break every yoke! Is it not to deal thy bread to the hungry and that thou bring the poor that are cast out to thy house? When thou seest the naked, that thou cover him? and that thou hide not thyself from thine own flesh? Then shall thy light break forth as the morning, and thine health shall spring forth speedily, and thy righteousness shall go before thee, and the glory of thy Lord shall be thy rearguard."


Let us remember these words, because more than ever in our time we must not fast hypocritically, not fast with false piety, but fast by turning away from every evil, from all evil, put right in our lives everything that has gone wrong.


Are we going to meet the day when the Lord our God took flesh in order to enter into the realm of death, He Who is the Eternal One, the day when He chose to enter into the realm of suffering for our sakes - are we going to meet this day by accepting to continue in our estrangement from Him? And we are estranged from Him when we hate our neighbour, when we reject our neighbour, when we refuse to forgive, when we turn away from him or her who is in need of our mercy - not only of bread, not only of shelter - indeed, that also counts! - but in need of forgiveness, of the mercy of the heart! Are we going to meet the Lord who came to save sinners by rejecting those whom we consider as sinners, those who have offended us, those against whom we have fought? Can we meet the Lord on such terms?


Let us think of the shepherds: they were simple people, unsophisticated, uncomplicated, but their hearts were open to the extent to which it was possible to them, they were clean, pure of heart, and therefore, they could hear the news of the Incarnation; they could hear and receive the news as the most wonderful thing that changed everything in their lives. We have been listening to the good news day-in, day-out, year after year - has it come to us as good news that has transformed our lives, made us into people beyond compare, people who are prepared to live and to die for those who hate, who reject, who ignore, who offend us? If we are not - it is in vain that we speak of being Christian; he who does not love his brother is a liar when he says that he loves his God - these are the Apostle's words.


Let us therefore enter into this period of fasting in earnest, stand in judgement before God to be judged by Him, and ask ourselves whether we could stand side by side with Him when others come to be judged, and step forward and say, 'Lord! I have forgiven - Thou hast no grudge against him, against her, any more!' Amen.






* All texts are copyright: Estate of Metropolitan Anthony of Sourozh
Metropolitan Anthony Library






четверг, 24 ноября 2011 г.

в видении Тебя забывают о себе сердца

Древний египетский гимн, 1775– 1675 год до Рождества Христова.
«Сладость Твоя в северном небе,
добрОтой Твоей исторгаются души.
Любовью Твоею слабеют руки.
От красоты облика Твоего немеют персты.
И в видении Тебя забывают о себе сердца.
Ты единственный, сотворивший всё, что есть, сокрытый, единый,

создавший всё сущее.
Из очей Твоих произошли люди, а устами Твоими вошли в бытие боги.
Создал Ты траву на пользу скоту и плод древесный для человека.
Соделал Ты так, что имеет рыба жизнь в реке, а птица, паря в

поднебесье.
Ты даёшь дыхание тому, кто в яйце, жизнь сыну улитки.
Комар живёт благодаря Тебе. Червь и муха по образу, который Ты дал

им.
Снабжаешь Ты всем потребным мышей в норах, даёшь жизнь летучим

существам на каждом древне.
Слава Тебе, сотворившему всё это, сокрытому, единому, со множеством

рук,
Бодрствующему ночью, когда все люди спят, взыскующему доброго для

творений Своих.
Сокрытый, пребывающий во всём. Полнота и высота небосклона.
Ничтожны все молитвы, когда глаголют – слава Тебе, истощившему Себя

нас ради.
Привет Тебе, сотворившему нас. Хвала Тебе за всё творение твоё.
Хвала Тебе за все чужеземные страны,
От высоты небесной до преисподних земли, до бездн зелёного моря»

http://manefon.org/show.php?t=1&txt=12

пятница, 11 ноября 2011 г.

11/11/11. Poppy Day




by John McCrae, May 1915


In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.


We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved and were loved, and now we lie
In Flanders fields.


Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch; be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.



пятница, 4 ноября 2011 г.

не будьте дети умом

 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни.
   Первое Послание к Коринфянам Святого Апостола Павла 14:20

Судя по словам Павла, проблемы с адекватным пониманием слов Спасителя о том, что в Царство можно войти, лишь уподобившись детям, были уже у христиан первого и второго поколения. Вероятно, были в Коринфской церкви люди, считавшие, что стать детьми означает отказаться от пользования собственным рассудком, что, если нужно быть, как дети, то голова не нужна, а жить нужно «сердцем».

На практике такая позиция приводит либо к полной безалаберности в духовной (да и не только в духовной) жизни, либо к тому, что человек, не желающий жить своим умом, бывает вынужден жить чужим. Странная, на первый взгляд, для взрослого человека ситуация легко, однако, объясняется тем, что она позволяет живущему так снять с себя ответственность за собственную жизнь, переложив её на кого-то другого, притом на вполне «евангельском» основании.

И апостол вынужден был напомнить в своём послании коринфским христианам, что Иисус, сравнивая приходящих в Царство с детьми, имел в виду нечто совершенно иное. Он имел в виду отношение детей к тому злу, которого в падшем мире более, чем достаточно. И дело тут, вероятно, не в том, что дети не знают зла: уже Августин, внимательно наблюдавший за детьми, прекрасно понимал, что дети грешат меньше взрослых не потому, что в них меньше греха, а потому, что у них не хватает сил грешить «по-взрослому». Наверное, апостол имел в виду и это тоже: вообще христианину нужно уметь думать, как умеют это делать взрослые люди, но, когда дело касается зла, хорошо бы, чтобы разум христианина отказывался ему помогать участвовать в злых делах.

Такую избирательную разумность Павел, как видно, считает для христиан идеальной. Но есть здесь ещё и другой аспект: отношение ко злу. В нормальном случае детский взгляд на мир — взгляд оптимиста, чтобы сделать из маленького ребёнка пессимиста или, тем более, мизантропа, нужно очень постараться (хотя, конечно, для падшего человека тут нет ничего невозможного). Но детский оптимизм не означает, что дети не замечают того зла, в котором лежит мир. Просто это знание не делает их пессимистами. Зло не становится в детской картине мира определяющим этот мир началом. И тут взрослым христианам действительно есть чему поучиться у детей.

http://www.bible-center.ru/note/20111103/main

Благ Господь, убежище в день скорби, и знает надеющихся на Него.
   Книга пророка Наума 1:7

Что имеет в виду пророк, говоря, что Бог — хорошее убежище в день

бедствия? Проще всего, конечно, было бы истолковать его слова в том

смысле, что религиозное чувство, надежда на Бога помогают в трудные

дни тем, у кого такая надежда есть. С этим спорить трудно; но о такой

ли надежде говорит Наум? Ведь тогда, в сущности, правильнее было бы

говорить не о Боге, как о надёжном убежище, а о религиозном чувстве,

как о надёжной опоре, которая в день бедствия действительно может

пригодиться и пригодилась многим.

Пророк между тем говорит о благости Божией, которая становится

убежищем в день скорби (соответствующий еврейский текст можно

интерпретировать и так тоже). А ведь благость Божия принадлежит не

только Богу. Он вложил её и в сотворённый Им мир, который вначале, до

грехопадения, был, по слову Библии, «вполне хорош» (или «вполне

благ»; в соответствующем еврейском тексте употреблено то же слово,

которое употребляет в своей проповеди Наум).

Частью этой благости, неотделимой от полноты Божия мира, полноты,

разрушенной грехопадением, оказываются люди, ищущие спасения у Бога

(соответствующее еврейское слово, переданное в Синодальном переводе

как «надеющиеся», означает, собственно, «ищущие убежища» или «ищущие

спасения»). В самом деле: всякий, ищущий у Бога спасения или убежища,

очевидно, готов довериться Ему всем сердцем, полностью на Него

положиться. А такая готовность устанавливает между Богом и человеком

глубокие и прочные отношения, отношения, свойственные не столько

падшему миру, сколько Царству.

Конечно, о близости Царства до прихода в мир Христа говорить было ещё

рано. Но ведь мир изначально был задуман Богом, как Своё Царство. Он

перестал им быть вследствие грехопадения, которое было фактом не

столько природным или историческим, сколько духовным (все связанные с

падением природные и исторические явления — лишь следствие). Но тот,

чьи отношения с Богом восстанавливались настолько, насколько это

возможно для падшего мира, приобщался к той полноте Божия мира,

которая для Бога всегда оставалась реальностью. А такая полнота

действительно могла стать самым настоящим убежищем. Даже в самые

тяжёлые дни.

http://www.bible-center.ru/note/20111104/main