среда, 30 сентября 2009 г.

«И долготерпя о них». Участие Бога в перенесении страданий избранных Его

 Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя
и медлит защищать их? Cказываю вам, что подаст им защиту вскоре. Но Сын
Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?
   Евангелие от Луки 18:7-8


Слова Христа: «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему,... хотя и медлит защитить их» в Синодальном переводе нередко вызывают смущение у читателя. Господь предлагает ученикам притчу о неправедном судье, который все же защищает бедную вдову по причине ее неотступности. Неправедный судья, от которого нелепо и ждать справедливости, не смог устоять против твердости просительницы. Тем более, говорит Христос, Бог, любящий избранных Своих, откликнется на их просьбы. Так и понимает эту притчу евангелист Лука, поэтому он озаглавил ее: «притча о том, что должно всегда молиться и не унывать».


Если человек не сразу получает просимое, он начинает сомневаться в благости Божией. Это распространенная ошибка, обусловленная незнанием Бога. Притча Христа как раз опровергает такое мнение. Но тогда почему Бог «медлит защитить их»? Этим словам Синодального перевода соответствуют совсем иные слова оригинала. Греческий текст содержит здесь один глагол в значении «быть терпеливым, обладать выдержкой»: «терпит в них» (в избранных Своих). Patientiam habebit in illis, «хранит терпение в них», вторит ему Вульгата. «И долготерпя о них», с большой точностью передает это славянский текст. Речь, следовательно, идет об участии Бога в перенесении страданий избранных Его.


Трудно передать этот смысл по-русски, чтобы получился перевод, а не толкование. Может быть, «Неужели Бог не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, разве не Он долготерпит [в них]? Конечно, даст Он им скорую защиту... Но найдет ли Сын Человеческий, прийдя, веру на земле?». Для нас важно понимать, что Господь не говорит о безразличии Творца, который снисходит до воплей Своих людей как будто нехотя, в промежутке между более важными делами. Отнюдь нет. Христос подчеркивает именно участие Бога в наших страданиях. И, кроме того, из оригинального текста следует, что это участие входит в самую глубину отношений Бога к миру и Его замысла о нем.


С практической же точки зрения важны слова Христа о вере. О долготерпении Божьем и страданиях избранных Христос говорит нечто, с трудом понятное не только нам, но, вероятно, и ученикам. Но, говорит Он, дело не в том, каков Бог. Дело в недостатке веры, который не дает нам возможности увидеть, узнать, как скоро дарует Бог Свою защиту. И тот же недостаток веры лишает нас возможности попросить и обрести эту защиту.



Сергей Москаленко. "Мир удивителен и светел!"

...Встретила я стихи этого многогранного и глубокого поэта среди многоводья Стихи.ру давно. Но вчера состоялось еще несколько встреч - и спешу поделится. Это "неправославный" поэт - и именно этим и интересен. Ничего сусального, захлебывающеся-дурацкого, умилительно он просто, по Лорке, "смотрит в воду", и, как Ходжа Насреддин, живет, поет и гладит на солнце, не моргая...

  Песня.

Спят, Мои Светлые Солнышки, спят...
Вы на моих полюбуйтесь ребят...
Все, как один - все стройны и сильны...
Каждому снятся Великие Сны...

Спят, Мои Соколы Быстрые, спят...
В белых одеждах - от Неба до пят...
Сильные крылья на каждой спине...
В синей траве да в зеленом огне...

Спят, Сыновья Мои Светлые, спят...
Каждый четвертый - мертв или свят...
Каждый второй - объезжает коня...
Все остальные - не помнят Меня...

                                                 15.03.06
( с этой странички - http://stihi.ru/avtor/sergey_msv у него их две, я заблудилась сначала даже)
+++


Детство Христа

Играют мальчики в пыли.

Иосиф смугл и неподвижен.
Играют мальчики в пыли.
На кудри жёсткие мальчишек
Убором золотым легли

Круги полуденного солнца.
Ну кто мог знать, что тени их -
Скрижали с высоты Сионской
И буквы из священных книг?

Сочится кровь из свежих ссадин
И каплет в раскалённый прах...
Не поняты слова Исайи,
Не будет узнан Мошиах...

В хлеву усталая ослица
Восторженно кричит во сне.
Ей восхищенной ношей снится
Царь Иудейский на спине.

Столетья с нищенскою чашей
Из будущих времён сошли.
И наблюдают, как бесстрашно
Играют мальчики в пыли...

               17.08.99


(И это - самое-самое, что я первым и встретила -

   *    *    *

Рухнет тень новизны,
Сея стеклянный звон.
И в малахит Весны
Задребезжит вагон...

Будут слова длинны
И вечера свежи.
Утром воскреснем мы
И на луга сбежим.

Где над клубленьем рек
И дорассветных рос
Просто - как человек
Встретит Иисус Христос...


                  26.04.97

+++
и еще - уже с этой странички: http://www.stihi.ru/avtor/sergemoskalenko

* * *

Но лужи - окна в небеса. -
Ступить и кануть.
И, сбывшийся, усталый сад
Лениво тянет

Медлительный, холодный дым -
Седые пряди.
И скоморошеские льды
В крикливых пятнах

Сковали дышащую грудь
Холмов и логов.
И предвкушает новый труд
Подрядчик Бога.

И, занят будущей весной,
Лелеет тайну.
Зелёные ладони мхов
Сжимают камни

И отражаются в воде.
Молчать и слушать:
Подковы листьев и дождей
Колотят в лужи.

05.10.99


+++

* * *
Вышел за хлебом в небо -
В небе - переучёт.
Где-то поют молебен,
Кто-то звенит ключом...

Белым слепящим пухом
Выстелены сады.
Где-то у края слуха
Слышится шум воды.

Так же цветы и трели
Сказочно хороши...
Только... во всех Пределах
Нет ни одной души...

Вышел... В попытке тщетной -
В Небе переучёт -
Небо простилось с чем-то...
Или чего-то ждёт...

05.06.06
+++

Благодать.


О счастье и восторгах блики
Заводят спор.
И паучок на паутинке -
Как метеор...
И небо - песнопеньем длинным,
И сладок вздох...
За этой бесконечной синью -
И вправду - Бог.


20.06.97
+++

Я  украшу  цветами  и  светом
Твою  не  боевую  ладью  -
И  отправлю  к  небесным  планетам
И  протяжную  песню  спою  -

Чтобы  ты  не  ошиблась  в  тумане,
Чтобы  ты  не  свернула  на  зов
Таких  сладких,  зовущих,  обманных
Неизбежных  в  пути  островов...

Ты  плыви  и  в  забвении  остром  -
Вспомни  прежде,  чем  стать  на  ступень  -
Что  готов,  взбит  перинами  -  остров
Предназначенный  мне  и  тебе...

Моя  песня  укажет  просторы
Где  в  сияньи,  в  огне,  в  серебре  -
Будет  круг  расставаний  разорван  -
Как  весну  отворяет  капель  -

Перезвонный  хрусталь  колокольцев  -
Повторяя  твой  сладостный  вздох...
И  в  веселом  небесном  оконце
Улыбнется  нам  Истинный  Бог.




вторник, 29 сентября 2009 г.

Благоволение - «Сей есть Сын Мой, Любовь Моя».

Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из
облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое
благоволение; Его слушайте.
   Евангелие от Матфея 17:5



Это прямое свидетельство Отца Небесного об Иисусе Христе включает в себя трудные для понимания и перевода слова en o eudokesa. Русский Синодальный перевод «в Котором Мое благоволение» далек от совершенства. Ближе всего к греческому оригиналу славянское «о Немже благоволих», но и этот перевод не идеален. Не многим лучше латинское in Quo Mihi bene conplacui («в Котором Я обрел довольство»), которому следуют и переводы на европейские языки. Видимо, точно следующий греческой фразе перевод не передает с достаточной внятностью смысл слов Вседержителя.


Что же хочет Бог сказать ученикам Христа об Иисусе, прежде чем повелеть им слушать Его? Каждый из переводов предлагает свои оттенки. Западные переводы подразумевают, что Сын — единственный, кто послушен воле Отца, кто соблюдает «Его заповедь», как говорит Сам Иисус в Евангелии от Иоанна. Это важно, потому что только вместе с Ним и мы можем исполнить заповедь Отца.


Русский Синодальный перевод подразумевает, что в Иисусе Христе и только в Нем дано нам благоволение Отца к миру и к людям. Любовь Отца выражается в том, что Он отдает Его нам, как говорит Сам Иисус, тоже в Евангелии от Иоанна. Но кроме этого, русский перевод подразумевает также то, что с особой яркостью выходит на первый план в славянском тексте: «Сей есть Мой возлюбленный, Которого Я люблю», или, иными словами, «Сей есть Сын Мой, Любовь Моя». Важно здесь то, что сама любовь Отца пребывает в Сыне и в Нем приходит к нам. Преп. Иоанн Дамаскин называет Христа «Жизнь ипостасная» — пользуясь этим приемом, можно вслед за Дамаскиным назвать его «Любовь ипостасная». И тогда можно попытаться передать этот стих словами «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Любовь Моя — Ее слушайте[сь]».

http://www.bible-center.ru/note/20090929/main



воскресенье, 27 сентября 2009 г.

спасти или погубить душу?

  Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее,
тот оживит ее.
   Евангелие от Луки 17:33


Несколько раз в разных обстоятельствах Господь повторяет ученикам эту мысль, и все же она остается одной из самых трудных для восприятия в евангельском тексте. Усилия сохранить, сберечь душу свою Господь называет губительными. Между тем, мы привыкли думать, что в Евангелии речь идет о «спасении души». Все дело, вероятно, в том, что когда ты пытаешься сохранить свою жизнь (а душа и жизнь в евангельском контексте — почти синонимы), это означает, что ты занят собой. А спасение, которое предлагает Своим ученикам Христос, в том и заключается, чтобы заниматься не собой. Путь учеников Христа — не столько путь углубленного самоусовершенствования ради духовного совершенства, сколько путь отдания себя другим. Именно это делает Евангелие такой практической книгой, и именно поэтому в нем практически ничего не говорится о самоусовершенствовании. Вера, действующая любовью, как называет Писание практику христианской жизни, в падшем мире, конечно — путь потерь и поражений, путь креста. Жизнь, которую человек отдает другим, в самом деле теряется, губится, как говорит Христос. Но все же Он говорит, что только так можно оживить свою душу, обрести подлинную жизнь.



Крестовоздвиженье


Новонаписанная Ахтырская икона - таинственная Вселенская Дева в молчании перед Крестом Сына и Бога


 



Крест маронитской церкви


Мироточащий Крест из Сербии



 


Спас во гробе. Монастырь Метеора, 14 век
И, наконец - Христос, "хотящий спастися Еве" - стремящийся к ней через воздвигнутую преграду, несмотря ни на что...



воскресенье, 20 сентября 2009 г.

Дева грядет к нам...

Яже прежде неплодная страна /
 землю плодоносну раждает /
 и, от неплодныя утробы плод свят давши, млеком питает. /
Чудо страшно! Питательница Жизни нашея,
/ Яже Небесный Хлеб во чреве приемши,
/ млеком от сосцу питается.


Прежде неплодная страна / Землю плодоносную рождает, / и от бесплодного чрева дав плод святой, / молоком его питает. / Чудо повергающее в трепет: / Питательница Жизни нашей / Небесный Хлеб во чреве принявшая, / молоком от сосцов питается! (перевод о.Амвросия (Тимрота))

http://www.azbyka.ru/bogosluzhenie/mineia/index.shtml

Здесь не столько умиленное взирание на Младенца, Которая будет молча предстоять Кресту со Своим Сыном. Здесь еще и тонкая, византийско-античная игра смыслов. Материнское молоко, по представлению античных врачей, ни что иное, как кровь. Итак, вкушает молоко своей матери Та, которая "от кровей Своих омочит багряницу Царю сил", одиноко топтавшему точило, "раздающему плоть Свою ясти" всем алчущим... Заря Пасхи загорается в осенних сумерках.

"Сызнова ныне времен зачинается строй величавый, - Дева грядет к нам..."



...настигнут красотой...

Я помню одного миссионера, иподиакона патриарха Тихона, который в России проповедовал в начале революции; он говорил: когда споришь с неверующим, не говори против него, потому что он захочет себя защитить и будет всеми силами тебе перечить и закрываться от той истины, которую ты провозглашаешь. Говори выше его, чтобы высота и красота того, что ты говоришь, его пленила и чтобы он к ней устремился.

Антоний, митрополит Сурожский

Но задумаемся на миг о солидаpности Хpиста. Как далеко она идет? Кого она обнимает?

И каждый из нас несет ответственность за все страшное, что происходит вокруг; никто пусть не говорит: “Я жертва, я чист, я подвергся страданию, меня сломили события...” Христианина не может сломить ничто, христианин никогда не бывает просто игрушкой окружающих событий, игрушкой мертвой, бездушной. В нас живет сила Господня, и если этой силой мы не творим на земле правды Божией, то мы подобны той соли, о которой Христос сказал, что если она потеряет соленость, то ни на что больше она не пригодна – только выкинуть ее на попрание псам; и таковыми мы очень часто бываем.

+++

Но задумаемся на миг о солидаpности Хpиста. Как далеко она идет? Кого она обнимает? Кого она охватывает? Кем она овладевает, чтобы спасти его?

Он согласился пpинять на Себя, подъять, усвоить Себе не только физическую смеpть, но глубинную пpичину этой смеpти, а именно, потеpю Бога; можно было бы сказать, употpебляя слово в его этимологическом значении, - атеизм, безбожие... Видите, как далеко идет эта солидаpность: не только Бог соединяется с человеком, не только Он не делает pазличия между добpыми и злыми - теми, кого общество пpинимает и кого оно отбpасывает, - Он соглашается усвоить Себе сеpдцевину человеческого ужаса, отсутствие Бога, чтобы быть с нами в самой глубине этого отсутствия. Он не только в сеpдцевине Истоpии, Он в сеpдцевине клятвы...

+++
Тепеpь Бог мог бы задать нам вопpос: ты говоpишь, что не можешь молиться, потому что не знаешь, где Я? Я - в Гефсиманском саду; Я - там, где Меня пpибивают ко Кpесту; Я умиpаю, Я жажду; Я испускаю вопль всей тваpи, котоpую ты, человек, в особенности - ты, хpистианин, пpедал: Боже Мой! Боже Мой! Зачем Ты Меня оставил? Я умиpаю на Кpесте. А ты, - ты-то где?

+++

Как часто люди приходят..., говоря: Я хочу причаститься, потому что мне тяжело, потому что душа моя изныла, потому что жизнь во мне как-то уже не жизнь, а полусмерть... Причащаемся мы тоже, чтобы от Бога взять как бы последнее: Его жизнь, Его собственную жизнь, чтобы пожить мгновение, и растратить эту жизнь. Святой Серафим Саровский говорил одному посетителю: Да, Бог слышит тебя, да, – Бог исполняет твои молитвы: но разве ты не понимаешь, какой ценой? – Всей жизнью, всей страстью, всей смертью, всем сошествием во ад Сына Его Единородного...

+++

Мы склонны думать, что нашей целью является возвышенная, глубокая мистическая жизнь. Но не к этому нам следует стремиться. Мистическая жизнь - это дар Божий; сама по себе она - не наше достижение, еще менее она является выражением нашей преданности Богу. Мы должны стремиться в ответ на Божию любовь, явленную во Христе, стать истинными учениками, посвятив себя в жертву Богу; с нашей стороны именно подвиг наиболее полно выразит нашу лояльность, верность и любовь. Это мы должны принести Богу, а Он, как обещал, исполнит остальное: Сын Мой, отдай сердце твое Мне; Я исполню все остальное...

+++

(Антоний, митрополит Сурожский)

Еще подборка - http://olshananaeva.livejournal.com/tag/%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%86+%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B9


Матерь, я погубил Сына Твоего, но Ты прости.

Она за всех нас ответила совершенной верой, никогда не колеблющейся надеждой и любовью такой широкой, что Она сумела обнять этой любовью и небо и землю, открыться любовью так, что воплотился Сын Божий, и так открыться любовью к людям, что все, самые грешные, могут к Ней прийти и получить милость. Это — ответ всей земли, это ответ всей вселенной на любовь Господню.
+++
С какой верой приходим мы к Божией Матери, как глубока она должна быть, чтобы каждый из нас, который своими грехами и своим недостоинством участвует в смерти Господней, мог бы сказать: Матерь, я погубил Сына Твоего, но Ты прости. И заступается за нас, и милует, и спасает, и вырастает во весь рост любви Господней.
+++
She so believed in God, She gave
herself to Him with such a pure mind and pure heart, with an
unwavering will, with the purity of Her virginity and life such that
She was granted to say the Name of God perfectly, with such love that
the Word became flesh and God was made man in Her.

Антоний Сурожский

Они умирали смертью Христовой ...

Если подумать о мучениках первых веков, то мы видим, что их отличают некоторые черты. Это были люди — мужчины, женщины, дети, — которые открыли для себя Бога и Христа как высшую ценность, нашли в Нем весь смысл жизни. Для них Он был все во всём. Когда Его имя порочили, когда Его Личность ставили под вопрос, они, оставаясь верными Ему, могли только умереть за Него. С другой стороны, в них, поверивших во Христа, происходила глубокая перемена: они умирали ради того, чтобы жить вечно. Вспомните шестую главу Послания к римлянам. Они умирали смертью Христовой и оживали вновь Его Воскресением, они обладали вечной жизнью, и эта вечная жизнь направляла и исполняла силой их временную жизнь. Для них «умереть» означало не «погибнуть», «исчезнуть», а освободиться от краткой, преходящей жизни в уверенности, что достигнешь полноты вечной жизни в Боге. Жизнь была Христос, смерть — приобретение.


Восхищение мучениками, благоговение перед их подвигом, откровение Бога через них приводило людей к обращению, но сами мученики стремились лишь к тому, чтобы быть свидетелями Христа, засвидетельствовать победу Божию. Со времени русской революции, среди непрекращающихся гонений, то жестоких и явных, то тайных и скрытых, развилось новое мировосприятие. Тут можно начать с мысли, выраженной не в славянском мире, а на Западе. Жан Даниелу говорит, что страдание — точка, где пересекаются добро и зло. Это так, потому что зло никогда не бывает абсолютным, метафизическим, развоплощенным: оно всегда выражает себя через людей, врезаясь в них, глубоко раня человеческую плоть или душу. Там, где есть страдание, ненависть, жадность или трусость, всегда есть и личное человеческое отношение. Но победа неминуема: зло, так сказать, оказывается во власти добра, потому что в тот момент, когда мы претерпеваем страдание, у нас появляется поистине божественное право — право прощать. Вслед за Христом, сказавшим: Прости им, Отче, они не знают, что делают! — мы можем повторить эти слова. Как сказал один из наших епископов перед смертью во время сталинских чисток, «придет день, когда мученик сможет стать перед престолом Божиим в защиту своих мучителей и сказать: Господи, во имя Твое и по Твоему примеру я их простил; Тебе больше нечего с них взыскать».


Это — новая ситуация, новое отношение к миру, а кроме того, и это тоже — один из аспектов любви, и часто превосходит нашу меру, потому что мы не хотим так поступить даже на нашем малом уровне. Часто ли мы способны простить до конца сваливающиеся на нас мелкие неприятности, мелкие огорчения? Но мученики являют нам новую высоту любви Божией в человеческих сердцах, новую победу Божию. Бог снова являет Себя, и мученичество одного перерастает в спасение другого.


Я надеюсь, эти примеры помогут вам понять, что святость никогда не бывает индивидуальным актом, — здесь слово «индивидуальный» означает последний предел дробления, точку, после которой больше делить невозможно. Святость это всегда действие, которое охватывает всю полноту Церкви. Святость — любовь Божия, действующая свободно и сознательно.


Наша святость может состояться в мире, наше бытие может стать творческим и спасительным действием, действием святости, лишь в ту меру, в какую мы способны соответствовать воле Божией. Здесь свое особое место занимает понятие мудрости. Мы видим ее в Пророках, в Патриархах, в новозаветных святых: это их внутренняя способность хранить глубокий покой, абсолютную устойчивость, глубоко и терпеливо вглядываться в мир с тем, чтобы различить в нем пути Божии, чтобы идти вслед Ему, потому что Он один — Путь.

( Антоний, митрополит Сурожский. "Святость")


суббота, 19 сентября 2009 г.

...для учеников Он был пораженный вождь, для жен-мироносиц Он был тот же самый

...апостолы собрались вокруг Христа, пораженные Его личностью, убежденные умственно Его учением и видя в Нем того, который пришел и освободит израильский народ от римского плена и восстановит царство Израиля. Они переживали Его как своего наставника, учителя, но вместе с этим они до конца не поняли, кто Он. Жены-мироносицы и многие женщины, которые были вокруг них, не ожидали от Спасителя Христа никакой политической деятельности, никакого государственного переворота; для них, в их сердце, которое сумело отозваться на личность и на учение Спасителя, было достаточно того, кем и чем Он был.

Они, через тонкий покров Его плоти, прозревали сияние Божества. Для них было достаточно того, что Он Своим словом, Своим взором, Своими действиями вырвал их из гнета временной жизни, из плена греха, из плена и порабощения человеческого и сделал их достойными Царствия Божия; для них было достаточно, что Он открыл перед ними вечность и что эта вечность разорвала как бы границы времени и пространства, и теперь через Него, благодаря Ему они принадлежали Божественному миру.

И этого было для их сердец достаточно; они не искали земной победы. И поэтому, когда ученики Христовы, сраженные Его поражением, бежали, укрылись от гнева еврейского, они не ушли никуда. Для учеников Он был пораженный вождь, для жен-мироносиц Он был тот же самый: Господь Иисус Христос, Спаситель, начаток жизни вечной для них. (Антоний, митрополит Сурожский)

(Далее - http://www.otechestvo.org.ua/main/20085/1210.htm)


преп. Кассия Константинопольская - поэт и богослов, автор Канона Великой Субботы и многих других песнопений...

... празднуется завтра, 20 сентября!
kassia

Заката гаснут зарницы.
Во тьму погрузится твердь
и будут отроковицы
Снисшедшее Слово петь.

Стези Его – в водах многих,
в пучинах морских глубин –
нехоженные дороги.
Он ими прошел один.

Крылами покроет лица
над тайной ангельский чин…
Кассия отроковица
Исходу слагает гимн.

…Закон не будет меняться
с тех пор, как простерта твердь.
Мужчинам дано – сражаться,
девам удел – петь.

04.2000 - 03.2001.

Поздравляю мать Кассию   http://proza.ru/avtor/monkassia !
Ее роман о Кассии - вот :http://tsenina.narod.ru/kassia/kassia.htm Но она уже пишет новый :)

И еще она перевела творения преп. Кассии и написала сама много служб.
Здоровья тебе, аммо! И пусть быстрее напечатают первый роман!

пятница, 18 сентября 2009 г.

о.Георгий Митрофанов. Из книги "Проповеди"

Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною (Мк.8:34)

+++
(Проповедь в Крестопоклонную неделю Великого Поста)

Идя в Церковь, мы думаем о том, чтобы нам стало легче, стало лучше, стало благополучнее, чтобы у нас было здоровье, чтобы было у нас благоденствие, чтобы не было у нас никаких невзгод и страданий. Нет для нас ничего более важного, чем наши собственные переживания, которых мы не хотим испытывать, чем наши собственные радости, которых мы хотим приобрести как можно больше. И от Церкви-то мы требуем, прежде всего, радости и благополучия для себя. Более того, понимая, что мы, как христиане, должны каяться, очень часто забывая отвергнуться себя, мы даже каясь в собственных грехах сейчас во время Великого поста ухитряемся  при этом опять-таки не отвергаться самих себя: да, конечно, мы грешны, рассуждаем мы даже на исповеди, но где-то в глубине нас есть ощущение, что, в конце концов, все грешны, а мои грехи Господь должен же простить. Он же видит, какой я хороший христианин, я же, в отличие от других, ношу Крест, я же иду поклониться Кресту в храм Господень, поэтом так ли уж глубоки мои грехи?

У многих из нас и к Церкви отношение складывается точно такое же, какое складывается у окружающих нас обезбоженных людей ко всему в мире - отношение потребителя, мы хотим чтобы Церковь жила для нас, а не мы жили для Церкви. И это очень трудно преодолеть в себе, очень трудно отбросить от себя. Но так мы не исполняем завета Христова - завета об отвержении себя. Иногда возникает ощущение, что люди, находящиеся вне Церкви, оказываются способнее нас на это самоотвержение. Ведь когда христианин и нехристианин совершают добрые поступки, безусловно,добрый поступок нехристианина оказывается гораздо большим в глазах Господа, нежели добрый поступок христианина, потому что нехристианину гораздо труднее совершить добрый поступок, чем нам, христианам, просветленным учением Христовым, укрепленным благодатью Божией.

Это отсутствие способности отвергнуться себя и взять свой крес проявляет себя еще одним, гораздо, может быть, коварным образом. Мы несем на себе крест кто золотой, кто серебряный, кто алюминиевый, кто медный, но очень не хотим нести на себе того главного Креста, который нес Спаситель. А что есть этот Крест? Это страдание. Естественно, по немощи нашей мы боимся страдания, но бывают в жизни ситуации, когда нет иного пути остаться христианином, кроме как, подчас, может быть, добровольно принять на себя страдания, а значит, и свой Крест.

Мы хотим, чтобы наш нательный коест был гарантией от всех осложнений, от всех других крестов, от того самого главного Креста, который мы должны нести, а Христос нам говорит, что отвержение наше должно предполагать ношение Креста.

четверг, 17 сентября 2009 г.

молитва и "дай-дай"

 И всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите.
   Евангелие от Матфея 21:22


Не слишком ли это хорошо, чтобы быть правдой? Вроде бы, сомнения вполне оправданы: мы ведь только и делаем, что просим, а вот, чтобы всё получать — так нет.


Вот-вот, сегодняшний стих как раз про это. Не сказано ведь: «Чего ни попросите, получите». Добавлено еще про молитву и веру. Как, а разве просить у Бога — это не молитва? Так-то оно так, только всё-таки слово «молитва» посильнее, чем просто обозначение нашего «дай-дай». Молитва, по всему библейскому контексту, — это общение с Богом, то есть осуществление нашей потребности быть вместе с Ним, а не только получать что-то. Поэтому правильно не просить и считать это молитвой, а пребывать в молитве (общении) и в ходе этой молитвы о чём-то просить.


Ещё один момент касается веры. Здесь, скорее всего, имеется в виду наше доверие к абсолютной благости Бога, то есть согласие с тем, что то, что Он хочет для нас, гораздо лучше всего, что мы можем для себя хорошего придумать. Тогда наше прошение в молитве будет поиском именно того, что нам хочет дать Бог, при этом встретятся Его желание и возможность дать нам это и наше согласие получить это благое даяние (благодать) — а значит обетование, данное Иисусом в сегодняшнем стихе, исполнится.



среда, 16 сентября 2009 г.

Сообщество, посвященное мартирии - мученичеству

http://community.livejournal.com/martyres_touton/

...разлучения вам не будет, о други!

Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не
могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того,
кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь.
   Евангелие от Луки 12:4-5




Прежде всего, давайте не оставим без внимания то, какое обращение использует здесь Господь: «друзья Мои». Не рабы, не слуги, даже не ученики — друзья. Кто такие друзья? Для нас — это те, кого мы любим, с кем не хотим расставаться, кому мы желаем самого лучшего. А теперь давайте прочитаем, что Иисус говорит Своим друзьям, предупреждая их о будущих бедствиях, гонениях, убийствах.


Наверное, мы бы подыскивали способы избежать грядущей опасности, говорили о разумной осторожности... Слова Иисуса неожиданны: «Не бойтесь». Разве беды пройдут мимо? Нет, но не надо бояться смерти, физической смерти, потому что убийца больше ничего не может с нами сделать, а физическая смерть — это еще не конец. Так что, если уж с чем считаться, так это с тем, что отделяет нас от Того, Кто дает жизнь вечную, — с грехом. Считаться — значит стараться избегать уже здесь и сейчас. Потому что после смерти нас ожидает воскресение, а за ним — суд, который совершает Судия, отдавший жизнь ради нашего спасения. И если мы не проникнемся благоговейным трепетом (это и называется страхом Божиим на библейском языке) перед этим Судией, то наш путь с Ним прерывается — в геенне.


http://www.bible-center.ru/note/20090916/main




вольное стремление свидетеля Христова умереть не может быть воспринимаемо как оправдание смерти....

<div style="border:1px solid #d3d3d3; padding:12px 15px;">  <div style="padding-bottom:10px;text-align:right"><a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru" title="Православие и мир" style="text-decoration:none;"><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/themes/pravmir_theme_02/images/pravmir-logo.jpg" alt="Православие и мир" title="Православие и мир" style="border:0px;font-family:Verdana, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold; color:#003768;" /></a></div>  <div style="width:100%; overflow:hidden;">    <div><img border="0" src="http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2009/09/resurrection100.jpg" style="border:0px;float:left;padding:0px 15px 5px 0px; font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:14px;" /></div>    <a target="_blank" href="http://www.pravmir.ru/smert-vstrechat-s-radostyu/" style="color:#000000;text-decoration:none;">  <strong style="font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:20px; font-weight:bold;">Смерть. Встречать с радостью?</strong>    <p style="font-family:Verdana, sans-serif; font-size:12px;">Есть те, кто говорят, что христианам надо с радостью встречать смерть. Однако Сам Христос плакал. Да, Христос плакал, воздыхал внутри себя с болью и был смущен от скорби.</p>  </a>  </div></div>


Протопресвитер Димитриос Вакарос (Перевод о.Филиппа Парфенова )


Апостол Павел написал, что он сам имел «желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше», (Флп. 1, 23). Однако это желание апостола не основывается на утверждении того, что смерть это благо. Ибо в точности наоборот, вольное стремление свидетеля Христова умереть не может быть воспринимаемо как оправдание смерти, но само это желание апостола Павла основывается на твердом знании того, что трагедия смерти становится во Христе победой. Абсолютно ничего не может воспрепятствовать христианину быть со Своим Господом, даже смерть, которая уже побеждена и стала бессильной и мертвой. «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 38-39).

Вспомнился отец Георгий Флоровский: "Не смерть Его оживотворила человечество – но то, что и в смерти Его было живым и бессмертным".

Спасибо Вам за перевод, отец Филипп!



понедельник, 14 сентября 2009 г.

... тот расточает


   Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот
расточает.
   Евангелие от Луки 11:23


Мало кому нравятся резкие слова Иисуса. Нам бы лучше что-нибудь о прощении, о спасении, о любви, о вечной жизни... Но Он ведь именно об этом и говорит: просто для того, чтобы это все от Него принять, надо с Ним быть. Здесь не такая же ситуация, как в Лк. 9:50, где Иисус говорит: «Кто не против вас, тот с вами». Там Он предостерегает Своих учеников от вражды к тем, кто отличается чем-то от них, но не враждебен. А здесь речь о другом: только в Иисусе Бог явил Себя в полноте, только через Него открывается путь в жизнь вечную, поэтому всякая секунда, проведенная с Ним, идет в вечность, а проведенная не с Ним, — отрезана от вечности. При этом невозможна половинчатость, нельзя идти сразу и в вечность, и в смерть. Поэтому каждое мгновение — это или собирание, приумножение жизни, или ее расточение.

http://www.bible-center.ru/note/20090914/main

суббота, 12 сентября 2009 г.

el sentir de Cristo

Притча о виноградной лозе (Евангелие от Иоанна, 15, 1-17) http://lanfranco.livejournal.com/31820.html?view=150604




"Я – истинная виноградная лоза, а Мой Отец – виноградарь"...

"Иисус вновь берет библейский образ, но при этом изменяет его первоначальное значение. Лоза – образ израильского народа. Посаженная из отобранных черенков, охраняемая Господом, она должна была приносить плоды справедливости (Мк, 12,1). Однако с приходом Иисуса заканчивается этап истории, в течение которого Царство Божие отождествлялось с иудейским народом.

Ныне пустила корни настоящая лоза. Христос – ствол, из которого вырастают ветви, то есть, все мы, все, кто живет Им. Но Он также – и растение целиком, включая ствол и ветви – ведь христиане являются истинно Телом Христовым.

Лоза была народом Израиля, и казалось, что самое важное дело состояло в том, чтобы вся община, в ее совокупности, несла ответственность перед Богом. Теперь же Иисус не говорит: христианская община – это лоза, а вы – ветви. Нет, Он говорит: Я – лоза. И теперь важно то, что каждый из нас связан с Ним верой, молитвой и поклонением Его слову. Каждый должен приносить плоды. Как и в главе 10, значимость приобретают отдельные личности.

Иисус не указывает нам, какими должны быть эти плоды: будет ли это служение, сострадание, социальная справедливость или жизнь, посвященная Богу в молчании. Он лишь говорит о том, что плоды должны прорастать из Его Духа и нести Его собственную печать. Успехи Церкви измеряются не осуществленными делами, а прогрессом отдельных людей, которые в ней (Церкви) познают тайну Христа, разделяя Его крест и Его воскресение.

Объяснив, что мы полностью зависим от Него, Иисус возвращается назад и произносит Свою заповедь, которая есть любовь. Дело в том, что в строительстве христианской жизни существует определенный порядок. Если мы с самого начала будем говорить: "Мы должны любить ближнего, поскольку это является единственным законом", мы ничего не достигнем. Ибо каждый понимает любовь по-своему, пока не познает мысли и чувства Христа (el sentir de Cristo). Он просит нас в первую очередь разделить Его мысли – именно это означает выражение: "Соблюдите Мои заповеди". Потом мы начинаем становиться Его друзьями, обладая Им как Личностью, которая нас любит и действует в нас. И только потом мы приносим плод – истинный плод любви, древо которого – Христос."

La Biblia. Traducida, presentada y comentada para las comunidades cristianas de Latinoamerica y para los que buscan a Dios. Edicion revisada 2002 113.a edicion. Coeditan: SAN PABLO, Madrid, EDITORIAL VERBO DIVINO, Estella, Navarra. Pagina 196 (отдельная нумерация для Н.З.).



пятница, 11 сентября 2009 г.

His name will be John ( by Hoddion)

His name will be John.
Where does it come from,
this voice – from the silence
in the hymning desert?
The father’s blood
will dry up
parching
will not turn cold
between the temple and the altar.
Escorting Angel
takes the babe
by his hand
Frost on the burning sand
keeping the night warm

‘His name will be John’.
Eat your honey
After you’ve broken the thorn.
Eat your barberries
if your mouth is parched.
Wait! Wait until you hear
the Voice.
Your subtle figure in your raiment of camel's hair
is hugged by a leathern girdle
and your life
is unapproachable
to generations of vipers.

You will stay silent
like a river
for thirty years
and
nine scores of days
till
the Nazarene
will walk
at liberty.

Till that day, –
O the Friend of the Bridegroom! –
Walk along the dry riverbeds.
The Sun of Righteousness
hasn’t risen yet
the moon hasn’t gone dim yet…
No thunderstorm, yet no remembrance of silence.
Drink your cup, oh drink…

6-7.7.09 Moscow

(trans. by Olga and Robert Jarman)


ГАЗОФИЛАКИЯ

Всех людей доброй воли приглашаем в ЖЖ-сообщество христианских неоплатоников "ГАЗОФИЛАКИЯ"
http://community.livejournal.com/gazophilakia/

четверг, 10 сентября 2009 г.

Предтеча

http://proza.ru/2009/07/08/340

Пардон, там мои стихи выше написаны. Но от этой дикой безвкусицы не легче.

Псевдоэпиграфы Ольги Шульчевой-Джарман

Нет, это определенно что-то не то в природе! Сначала - идиотизмы в ЖЖ, вплоть до "поучения молодому пастырю", а теперь еще мое имя под кантом "Вознесение", где поется "На кого Ты нас покидаешь, Царь Нябесный"....
Это писала не я!
http://www.playcast.ru/?module=viewFull&card=940244&code=bcd7148d0bdb940756e29bce56d8f7a7c57e36b6&mode=full

вторник, 8 сентября 2009 г.

В гимнографии нет подробного описания красот рая – подобно тому, как мы не находим в Библии описаний красоты зданий и людей. Есть описания, как были построены здания, и что те или иные люди были красивы, но нигде нет их описания.
В гимнографических текстах есть лишь апофатические описания, отрицательные. Особенно это видно при чтении текстов на греческом языке – по приставке «а»: невечерний свет, негиблющее брашно, нестареемая жизнь.

Даже определения, когда они есть – не дают прямого описания (нет ни райских кущ, ни пресловутых сковородок). Они говорят о некоей красоте, их катафатика, положительное описание, возводит ум тоже к апофатике, не связываемой ни с чем земным и знакомым.
Этот «свет» – не свет земного солнца или звезд, как и «дивная скиния» – не из шкур животных и тканей. Какие они – неизвестно, но здесь важно именно указание на их принципиальную инаковость, не-земную нетленность, бессмертие, причастность к «нестареемой и присно (вечно) сущей жизни». Это изображение принципиально неизобразимого, некая словесная икона, где символы не изобразительные, а словесные.

Скиния, пища, воды оставления и свет – неизвестны нам, так же, как неузнаваем Христос Воскресший. Это образы исцеленного мира:«нам возсия сущим во тьме и сени смертней правды незаходимое Солнце» .

Райские состояния описываются как получения пищи, сладости, света, мира, потоков вод, покоя.

"Идеже пища есть тайная, идеже сияет свет лица Твоего , яже от нас преставльшиеся в вере благодатию всели, ставить благочестно твою благостыню"


Христос – Иной, чем все, что случалось в мире до Него.

Он творит новые дела – вопреки всякой безнадежности. Он дает мертвым человеческую жизнь. Вместо той, что вытекла из них по капле, как вода – непрочной жизни сынов человеческих, сынов земли, сынов Адама – Он дает им – без остатка – всю Свою жизнь Сына Человеческого. Они снова живут, они становятся людьми, они видят свет и вкушают пищу, они пьют от источника и поют песнь Богу. Их жизнь становится воистину живой, полной, неимоверно полной и густой, как зрелый мед из сот, а не жалким подобием полуживого, пусть и блаженного посмертия, когда просто все утихло и не болит. Они – снова люди, и ничто более не мешает этому. Они – человеки с Сыном человеческим, они - сыны Божии с Сыном Божиим, они – навсегда в Нем и с Ним.

( Земля живых. Диптих. http://proza.ru/avtor/oliga2007)

воскресенье, 6 сентября 2009 г.

Сила и Слава

   Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас,
спасаемых,- сила Божия.
   Первое Послание к Коринфянам 1:18



Апостол Павел отталкивается от распространенного и в древности, и теперь антропоморфного представления о Боге. Нельзя сказать, чтобы на этом пути нельзя было найти ничего путного: некоторые здравые суждения здесь все же возможны. Так, отталкиваясь от нашей малой силы, мы мыслим Божье всемогущество, сравнивая с нашим разумом, представляем Его премудрость и всеведение. Сопоставление с нашей ограниченностью помогает нам прикоснуться к истине о Его безграничности и трансцендентности. Но этот метод богомыслия таит в себе существенную опасность: мы думаем, что Бог похож на нас и представляем Его как человека, только очень «большого». Инстинктивно нам кажется, что там, где у слабого человечка ничего не выйдет, у Бога все получится. Там, где мы страдаем и умираем, Бог выйдет победителем. Происходит, действительно, именно это, но совсем не так, как мы представляем.


В обычной логике было бы естественно, чтобы в Гефсиманском саду Христос «мобилизовал» те самые двенадцать легионов ангелов, о которых Он говорил Петру, и ангелы разогнали бы стражников и вывели первосвященников «на чистую воду». Но происходит нечто совершенно иное, нелепое, по слову апостола Павла («юродство» Синодального и славянского переводов — это moria греческого текста, означающее «глупость, нелепость, безумие»). То ли сила Божия заключается не в том, что мы думаем, то ли вообще не силой одерживается Его победа, как говорит пророк Захария. И Господь принимает Крестную смерть.


Эллины и иудеи, слушатели апостола Павла, как только слышали о том, что Бог страдал на Кресте, отворачивались от него. Бог не может страдать — таково общее убеждение всего древнего мира, откуда происходят все богословские рассуждения о бесстрастности божества. Нелепость с этой точки зрения евангельских событий породила целый ряд конфликтов и ересей в новозаветную эпоху: христианам никак не удавалось соединить эллинско-иудейскую уверенность в бесстрастности Божьей с верой в Распятого Иисуса. Не годы, как можно было бы ожидать, а века и века уходят на это... Потому что за словом о Кресте стоит величайшая тайна Божьей любви, являющаяся непостижимой основой библейского Откровения.



Закон (Моисея) в Новом Завете

Особым образом развивается мысль о связи закона и обетования, данного Аврааму (Гал 3. 15-18). Обетование спасения было дано Богом Аврааму и его потомству (Гал 3. 16). Это обетование неотменимо. Закон, данный через Моисея позже, обещает оправдание и жизнь при условии его строгого соблюдения. Те, кто находятся «под законом» (то есть иудеи, Рим 2. 12), будут оправданы и обретут жизнь, если будут «творить» закон, и будут под проклятием смерти, если будут нарушать закон (Гал 3. 10). Одно знание закона не делает праведным (Рим 2. 13). Но закон, «ослабленный плотью» (Рим 8. 3) оказывается не в силах животворить (Гал 3. 21), к праведности и жизни может вести только вера во Христа (Гал 3. 24), в Котором осуществляется обетование, данное Аврааму (Гал 3. 29). Закон не противоречит обетованию. Он исполняет историческую задачу быть «детоводителем ко Христу» (paidagogos eis Christon) (Гал 3. 24-25). Ни знание закона, ни дела закона не спасают. Закон, не обладая самостоятельной спасительной силой (Гал 3. 21), дает человеку познание греха (Рим 5. 20), вызывая в нем крик о помощи (Рим 7. 24), на который откликнулся Бог в Иисусе Христе. Спасение, обещанное Аврааму и его потомству, стало возможным с дарованием преизобильной благодати Божией (Рим 5. 20) «посредством единого Иисуса Христа» (Рим 5. 17).


Определяется отношение к закону и тех, кто находится не под законом, то есть для язычников (Рим 2. 12). Суждение о них выносится по их добрым делам (Рим 2. 6-7), ибо «язычники, не имеющие закона, по природе законное делают», так как «дело закона у них написано в сердцах» (Рим 2. 14-15). Таким образом, делам закона иудеев соответствуют добрые дела язычников, и преступлениям закона иудеев – злые дела всех людей, как иудеев, так и язычников (Рим 2. 9). Суд над теми и другими выносится по их делам, «ибо нет лицеприятия у Бога» (Рим 2. 11-12). И этот суд выносит смертный приговор, «потому что все согрешили» (Рим 3. 23). Спасает от этого приговора только искупительное и оправдывающее деяние Иисуса Христа и принятие этого оправдания верой, «независимо от дел закона» (Рим 3. 21, 28).


Закон принадлежит реальности века сего, мира, в котором царит грех. Поэтому он не способен вывести за пределы этого мира. Он, требуя праведности, только ведет к цели, но цели не достигает. Не будучи способен никого оправдать, он всех только осуждает. Праведность может дать только жизнь по Духу «во Христе» (Рим 8, 1-4). Поэтому Апостол Павел, называя закон «ветхой буквой» и противопоставляя его «обновляющему Духу», может говорить о том, что «буква убивает, а Дух животворит» (Рим 7. 6; 2 Кор 3. 6).


Исполняемая в Духе заповедь любви может быть названа «законом Христовым» (Гал 6. 2; ср. 1 Кор 9. 21: «подзаконен Христу»). Любовь – «закон» Господа Иисуса Христа. Он Сам жил в любви, ныне щедро посылает верующим благодатный дар оживотворящей любви и потому ждет от них и требует исполнения этого «закона любви».

(профессор архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
вся статья здесь -

http://azbyka.ru/ivliev/zakon_moiseya_v_novom_zavete-all.shtml



суббота, 5 сентября 2009 г.

Есть тело душевное, есть тело и духовное

 


Здесь нам важно пояснить, что «тело» – одно из ключевых понятий посланиях Апостола Павла. Мы привыкли мыслить о теле в эллинистических категориях дуализма, противопоставляя тело душе или духу. Но совсем не так у Апостола! И часто его мысль о теле не совпадает с тем, что мы вкладываем в это понятие. Это прежде всего касается библейской антропологии, в которой укоренены представления Апостола о человеке.


Хотелось бы выделить те основные моменты в его антропологии, которые могут показаться необычными и весьма отличными от наших традиционных представлений о человеке. Разумеется, всем известно то большое влияние, которое испытало на себе христианское богословие со стороны древнегреческой философии, прежде всего со стороны идеализма Платона. Это влияние было естественным следствием перемещения центра тяжести христианства из Палестины в эллинистический мир. Для этого мира с глубокой древности был характерен дуалистический взгляд на человека. Условно говоря, греческий дуализм можно охарактеризовать древним изречением «sōma sēma», т.е. «тело – гроб, гробница». Гроб чего? – Гроб души. Тело и душа мыслятся как две разные субстанции. Душа вечна, и родина её – мир идеальный. Тело – временно, материально и является источником страданий и страстей души. С этой точки зрения представляется нелепой и даже кощунственной сама мысль о телесном воскресении, чтò и было продемонстрировано апостолу Павлу в Афинах (Деян 17, 32), а также отчасти в Коринфе (1 Кор 15, 35). Основная причина того, что греки не могли понять апостола Павла, в том, что они говорили на разных «антропологических языках». Одни и те же слова обозначали у них разные понятия. Движение их мысли происходило в разных «системах координат» – библейской и эллинистической.


 Дальнейшая интерпретация библейских текстов в духе эллинистической антропологии прочно утвердилась в христианской догматике и ещё прочнее в народном сознании. Так происходило с конца I века до последнего времени. Схематический «анализ» человека на взаимозависимые, но субстанциально разные части породил учения о дихотомии и трихотомии, отразился в церковном фольклоре и в аскетической практике, в гимнографии, поэзии и литературе. Можно сказать, что вся европейская культура следовала эллинистической схеме в антропологии. Даже предельно далёкий от религии психоанализ Фрейда пользуется трёхчастной схемой (Ego, Id и Superego), которую он, по собственному признанию, заимствовал у Платона.


Разумеется, всё это показывает жизнестойкость и практическую пользу эллинистической схемы. Но при детальной экзегезе библейских текстов эта схема может приводить к ложной интерпретации, и исследователь не имеет права рассматривать их с точки зрения привычных для нас, но чуждых ему антропологических постулатов и аксиом.


Тело (sōma) – у апостола Павла фундаментальное антропологическое понятие, основное понятие, которое у него характеризует бытие человека. Мы не будем неправы, если мысленно станем заменять слово «тело» в его посланиях словами «человек», «индивидуум», личными местоимениями: моё тело = я, его тело = он и т.д. Апостол Павел просто не мыслит человека без тела. Именно поэтому и бытие человека после смерти он не представляет себе без тела, хотя «тело воскресения», разумеется, не есть физическое тело, не «тело душевное», но «тело духовное» (1 Кор 15, 44), «тело славы» (Флп 3, 21). Тело – человек в его целостности. Примечательно, что Павел никогда не употребляет слово тело как труп, мёртвое тело, хотя в обиходном языке и в греческом Ветхом Завете это было возможно.   


Мы видим, ощущаем, познаём другого человека и ощущаем самих себя как тело. Иначе говоря, тело есть человек в его объективной действительности, то есть человек как объект. Любопытно, что такое понятие тела отражено не только в греческом языке, но, например, и в английском: anybody, everybody, somebody. Как объект, тело может быть подвержено действию внешних сил, которые порабощают его: «тело греха» (Рим 6, 6), «тело смерти сей» (Рим 7, 24). С другой стороны, тело может быть освобождено от рабства греху и смерти в усыновлении, в искуплении (Рим 8, 23).


Итак «тело, sōma» есть нечто целое[4], неделимое (по-гречески атом, atomos, лат. individuum). И вообще тело по определению есть a-tomos (не-делимое), отрицание всякой делимости, всякого «анализа», всякого разложения. Таково «тело» в отличие, скажем от кучи (песка, праха, снега, чего угодно сыпучего). Тело (скажем, стол) невозможно разделить на два таких же тела (стола), в то время как куча песка с легкостью может быть разделена на две кучи песка. Однако в реальности этого мира тело человека «делимо»: человек болеет, страдает, наконец, умирает, и его тело разлагается в прах. Иначе говоря, человек в его греховном состоянии не обладает подлинным sōma, подлинным телом, подлинной целостностью. Он нуждается в «целении». В восстановлении целостности, в обретении подлинного, неразложимого тела! «Целение», восстановление целого-тела именуется в Писании и в богословии sōteria. «Sōteria означает: я становлюсь sōs, целостным»[5]. Переводится это слово – «спасение», но мысленно мы должны всегда помнить, что «спасение» фактически означает «целение» (обретение целостности, истинного тела). Удивительно, но согласно этому слово Sōtēr (Спаситель) фактически означает «Целитель». Не удивительно, что чудеса исцелений, играющие столь заметную роль в евангельских повествованиях, имели своей целью символически прообразовать окончательное «целение» человека. Истинную целостность, неделимое, неразложимое тело человек обретает только в телесно Воскресшем Господе, Который, «воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти» (Рим 6,9). Каждый из нас, может обрести подлинное тело только и только в «теле воскресения», в Теле Христа, которое, как мы уже видели, у Апостола Павла отождествляется с Церковью Христовой. В Теле Христовом человек исцеляется от болезни греха и смерти.



(профессор архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
http://azbyka.ru/ivliev/o_darah_duha-all.shtml



[url=http://www.liveinternet.ru/photo/0le4ka/post18543686/][img=http://img0.liveinternet.ru/images/foto/b/3/862/1252862/f_18543686_small.jpg][/url]

вторник, 1 сентября 2009 г.

Подобает бо и ересем в вас быти...


   Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между
вами искусные.
   Первое Послание к Коринфянам 11:19

Эти слова апостола Павла удивительно актуальны сейчас, как были актуальны и в середине 50-х годов 1-го века. В этой части главы апостол Павел пишет коринфянам о богослужебной жизни, и подчеркивает, что если разномыслия нужны, то разделения на их почве, напротив, недопустимы. Забывая эти слова апостола, мы часто инстинктивно думаем и действуем ровно наоборот: считаем, что разномыслия недопустимы, а разделение с инакомыслящими необходимо.


По-гречески (да и по-славянски) эта фраза апостола вообще звучит поразительно, особенно на фоне истории христиан. Славянский вариант «Подобает бо и ересем в вас быти, да искуснии явлени бывают в вас», как обычно, является, в сущности, подстрочником греческого. Последний в самом деле содержит слово aeresis, ересь. Оно употреблялось в трех близких, но не идентичных значениях: а) выбор, свобода выбора; б) выборы, избранные лица; в) склонности, течения, направления, школы. В Соборную эпоху первые два значения отошли у христиан на второй план, но в 1-м веке они были еще вполне употребительны. Никакого негативного оттенка это слово на себе не несет, почему апостол и говорит об этих aeresis как о нужной (а можно перевести и «желательной») вещи. Славянский текст (и Вульгата, кстати, тоже) вообще предпочитают не переводить его, а передавать напрямую, предоставляя читателю понимать его. Синодальный перевод предлагает суженное толкование «разномыслия», считая, что апостол говорит о разности мнений, которые не должны служить поводом к разделению. Однако нельзя исключить возможность, что апостол говорит о выборах должностных лиц в Коринфской общине, повлекших за собой разделение на сторонников разных лиц.


Так или иначе, принципиально для нас, что личные предпочтения и/или различие мнений апостол характеризует как нормальное для христиан явление. Он объясняет, что это нужно для того, чтобы между нами открылись испытанные, проверенные, настоящие («искуснии» от «искус» славянского текста, почему-то оставленное без перевода в Синодальном). Мы по-человечески думаем, что если открываются проверенные, то остальные, следовательно, считаются не прошедшими проверку, то есть негодными, с соответствующими «оргвыводами». Апостол же этого вовсе не имеет в виду, для него важно видеть испытанных и проверенных, чтобы, сохраняя единство как великую драгоценность, следовать их примеру и их выбору.


Кроме того, для нас, особенно для тех, кто вырос при большевиках (то есть почти для всех), важно понять, что разномыслия признаются нужными в единой церковной общине, которую Павел призывает блюсти единую Евхаристию, то есть — в рамках христианства. Нам же обычно кажется, что христианство — это учение или идеология, где разности мнений просто не может быть. А вот не только может быть, но даже и нужно. На самом деле это очень понятно: Господь насадил Церковь в переменчивом мире, который меняется и сам по себе, и под благодатным действием Творца. И путь христианской жизни в нем приходится выбирать каждый день.

http://www.bible-center.ru/note/20090902/main



"Может быть, я сумею убедить Его выучить буквы"

И вот некий учитель по имени Закхей {9}, стоя неподалеку, услышал, как Иисус сказал это своему отцу, и дивился очень, что, будучи ребенком, тот говорит так. И через несколько дней он пришел к Иосифу и сказал ему: у тебя умный сын, который разумеет. Так приведи мне Его, чтобы Он выучил буквы, а вместе с буквами я научу Его всему знанию, и как надо приветствовать старших и почитать их как отцов и дедов, и любить тех, кто Ему ровесники. И он показал Ему ясно все буквы от альфы до омеги {10} и много задавал вопросов. А (Иисус) посмотрел на учителя Закхея и спросил его: Как ты, который не знаешь, что такое альфа, можешь учить других, что такое бета {11}. Лицемер! {12} Сначала, если ты знаешь, научи, что такое альфа, и тогда мы поверим тебе о бете. И Он начал спрашивать учителя о первой букве, и тот не смог ответить Ему. И тогда в присутствии многих слышавших ребенок сказал Закхею: слушай, учитель, об устройстве первой буквы и обрати внимание, какие она имеет линии и в середине черту, проходящую через пару линий, которые, как ты видишь, сходятся и расходятся, поднимаются, поворачиваются, три знака того же самого свойства, зависимые и поддерживающие друг друга, одного размера. Вот таковы линии альфы {13}.

VII. Когда учитель Закхей услышал, сколь много символов выражено в написании первой буквы, он пришел в замешательство таким ответом и тем, что мальчик обучен столь великому, и сказал тем, кто был при этом: Горе мне, я в недоумении, я, несчастный, я навлек позор на себя, приведя к себе этого ребенка. Посему возьми Его, я прошу тебя, брат Иосиф. Я не могу вынести суровость Его вида, я совсем не могу понять Его речи. Этот ребенок не земным рождением рожден, Он может приручить и огонь. Может быть, Он рожден еще до сотворения мира {14}. Я не знаю, какое чрево Его носило, какая грудь питала. Горе мне, Он поражает меня, я не могу постичь Его мысли. Я обманулся, трижды несчастный, я хотел получить ученика, я получил учителя. Я думаю о своем позоре, о друзья, что меня, старого человека, превзошел ребенок {15}. Мне остается только отчаиваться и умереть из-за этого ребенка, ибо я не могу смотреть Ему в лицо. И когда все будут говорить, как маленький ребенок превзошел меня, что я скажу? И что могу я сказать о линиях первой буквы, о чем Он говорит мне?! Я не знаю, о друзья, ибо не ведаю ни начала, ни конца. Посему я прошу тебя, брат Иосиф, забери Его себе домой. Он, может быть, кто-то великий, Бог или ангел, или кто-то, кого не ведаю.
+++
И когда увидел Иосиф, сколь разумен мальчик и что Он растет и скоро достигнет зрелости, он снова решил, что Иисус должен научиться грамоте. И он взял Его и привел к другому учителю. А учитель сказал Иосифу: сначала я научу Его греческим буквам, потом еврейским. Ибо он знал о разумении мальчика и боялся Его. Все же учитель написал алфавит и долго спрашивал о нем. Но Он не давал ответа. И Иисус сказал учителю: если ты истинный учитель и хорошо знаешь буквы, скажи Мне, что такое альфа, и Я скажу тебе, что такое бета {23}. И учитель рассердился и ударил Его по голове. И мальчик почувствовал боль и проклял его, и тот бездыханный упал на землю. А мальчик вернулся в дом Иосифа. И Иосиф был огорчен и сказал Его матери: не пускай Его за дверь, ибо каждый, кто вызывает Его гнев, умирает.
+++

 И по прошествии некоторого времени другой учитель, друг Иосифа, сказал ему: приведи ребенка ко мне в школу. Может быть, я сумею убедить Его выучить буквы. И Иосиф сказал ему: если ты решишься, брат, возьми Его с собой. И тот взял Его со страхом и беспокойством, но ребенок пошел охотно. И Он спокойно вошел в дом, где была школа, и нашел книгу, которая лежала на подставке, и взял ее, но не стал читать буквы в ней. И раскрыл уста, и стал говорить от святого Духа, и учил тех, кто стоял вокруг. И большая толпа стояла вокруг, дивясь благодати Его поучения и мудрости Его слов, какие, будучи ребенком, Он изрекал. А когда Иосиф услышал о происходящем, он в испуге побежал к школе, боясь, что и этот учитель не может справиться с Иисусом. Но учитель сказал Иосифу: знай, брат, я взял этого ребенка как ученика, но Он полон великой благодатью и мудростью, и теперь я прошу тебя, брат, возьми Его в свой дом. И когда мальчик услышал эти слова, он тотчас засмеялся громко и сказал: раз ты говорил и свидетельствовал истинно, ради тебя тот, кто был поражен, исцелится. И тотчас другой учитель был исцелен. И Иосиф взял ребенка и отвел Его домой.
+++
После этого Он (Иисус) снова шел через поселение, и мальчик подбежал и толкнул Его в плечо. Иисус рассердился и сказал ему: ты никуда не пойдешь дальше, и ребенок тотчас упал и умер. А те, кто видел произошедшее, говорили: кто породил такого ребенка, что каждое слово Его вершится в деяние. И родители умершего ребенка пришли к Иосифу и корили его, говоря: Раз у тебя такой сын, ты не можешь жить с нами или научи Его благословлять, а не проклинать {6}, ибо дети наши гибнут.


V. И Иосиф позвал мальчика и бранил Его, говоря, зачем Ты делаешь то, из-за чего люди страдают и возненавидят нас и будут преследовать нас? И Иисус сказал: Я знаю, ты говоришь не свои слова, но ради тебя Я буду молчать, но они должны понести наказание. И тотчас обвинявшие Его ослепли. А видевшие то были сильно испуганы и смущены и говорили о Нем: каждое слово, которое Он произносит, доброе или злое, есть деяние и становится чудом. И когда Иосиф увидел, что Иисус сделал, он встал, взял Его за ухо и потянул сильно. И мальчик рассердился и сказал: тебе достаточно искать и не найти {7}, и ты поступаешь неразумно. Разве ты не знаешь, что Я принадлежу тебе {8}? Не причиняй Мне боли.


(Евангелие от Фомы (Евангелие детства))

http://www.krotov.info/acts/01/joseph/apok_24.html



религия солдатиков в детской песочнице и дядька с лодочной станции

И ещё о теодицее. Ответа на этот вопрос – нет. Почему младенец умер? Почему кошка съела птенчика? Ответа на этот вопрос – нет. Все эти "свободы воли" и "спасение твари ещё не завершено" – это не объяснения, не оправдания, а лишь следствия из ответа, которого, в нашем языке, нашими словами, – нет. Такая вот констатация факта.


Мы недаром называем Исуса Спасителем; недаром сами надеемся, что будем "спасены". Мы не просто так используем это слово. К сожалению, слишком часто представление о нашем долге на земле уплощается до идеи какого-то вселенского экзамена. Вот моя зачётная книжка. Я не убивал, не изменял жене, подавал милостыню, а эти два провала – пересдал в таинстве исповеди. Чаю жизни будущего века, пустите меня в вечные обители. Это фарс, а не упование. Это религия солдатиков в детской песочнице. В такой постановке не то что теодицея; сочувствие к Богу невозможно.


Примерно так же нелепо и представление о "воздаянии за страдание". Да уж, спасибо большое. Вот сейчас некая высшая сила убьёт всех моих детей, а зато потом, после смерти, я получу их как бы новеньких, после гарантийного ремонта. А то ещё, может быть, сила убьёт детей потому, что они согрешили (так что в раю нам тоже не судьба встретиться), но переживать всё равно не следует, потому что по воскресении эта высшая сила предстанет передо мной, и она будет настолько хороша, что о детях я и думать забуду. Эта сила будет намного лучше чем любые дети. Нетрудно догадаться, что думать такое – страшно, если ещё не грешно, а проповедовать – так вовсе опасно для жизни; люди ведь не поймут, камнями закидают. И поделом.


Исус – наш спаситель. Я не знаю, что это значит, но в этом слове есть напряженность, которой нет в "гладких теодицеях". Господь почему-то сотворил мир таким – ужасным и прекрасным одновременно – и немедленно залез в него Сам, чтобы начать нас вытягивать из-под завалов. Это похоже, может быть, на вопрос к матери и отцу на УЗИ: ваш ребёнок не сможет жить, если ему не сделать сразу после рождения тяжёлую операцию, причём это будет не только стоить пяти ваших годовых зарплат, но вам придётся ещё и быть донорами; возможно вплоть до инвалидности. Согласны, или ну его в степь, этого ребёнка, легче нового родить?


Я не знаю, почему мир сотворён таким. Почему Господь поступил именно так. Лучше даже сказать – почему он поступает именно так. Но как я понимаю, слово "Вера" говорит именно о доверии: не о "постулировании существования объекта Б.", а о "Вере Богу". Если мы верим Богу – то мы будем надеяться на то, что недаром, не просто так Он взошёл на Крест. Это не значит, что "так нужно" – что зло нужно, или смерть нужна. Но если мы верим Богу – то мы верим, что Он что-то придумал. Что Он это понимает, даже если мы не понимаем. Что-то придумал, и уже делает. Он нас вот сейчас, в эту самую минуту, каким-то непонятным, непостижимым образом, спасает. Как дядька на лодочной станции, как реаниматор у операционного стола. А не "следует инструкции по сборке". Спасает – что бы там это ни значило.

http://komelsky.livejournal.com/



Не непослушание ввело смерть в дом Адама...Исаак Сирин

Св.Исаак Сирин, Беседа 39.4
Как Он установил для  Адама смерть под видом приговора за грех и как посредством наказания Он выявил наличие <греха>, хотя само <наказание> не было Его целью, точно так же Он показал, будто <смерть> была установлена для <Адама> как возмездие за его ошибку. Но Он скрыл Свою истинную тайну, и под образом чего-то устрашающего Он спрятал Свое предвечное намерение относительно смерти и Свой мудрый план относительно нее: хотя этот предмет может быть поначалу устрашающим, позорным и трудным, тем не менее в действительности это - <средство> перенесения нас в тот восхитительный и преславный мир. Без этого не было бы возможно перейти отсюда и быть там. Создатель, когда установил <смерть>, не сказал: "Это происходит с вами по причине <уготованных вам> благ и более славной жизни, чем настоящая". Напротив, Он показал ее как нечто злое и разрушительное. Опять же, когда Он изгнал Адама и Еву из рая, Он изгнал их под личиной гнева: "Поскольку вы преступили заповедь, вы оказались вне <рая>" - как если бы по причине недостоинства их было отнято у них пребывание в раю. Но во всем этом уже присутствовало домостроительство, совершенствующее и ведущее все к тому, что изначально являлось намерением Создателя. Не непослушание ввело смерть в дом Адама, и не нарушение заповеди извергло Адама и Еву из рая, ибо ясно, что <Бог> не сотворил их для пребывания в раю - <лишь> малой части земли; но всю землю должны были они покорить. По этой причине мы даже не говорим, что Он изгнал их из-за нарушенной заповеди; ибо если бы они не нарушили заповедь, они все равно не были бы оставлены в раю навсегда.

(найдено у http://origenic.livejournal.com/)