среда, 7 сентября 2011 г.

Мученичество и евангельская бедность

Когда же мы услышали это, то и мы и тамошние просили, чтобы он не

ходил в Иерусалим. Но Павел в ответ сказал: что вы делаете? что

плачете и сокрушаете сердце мое? я не только хочу быть узником, но

готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса.
   Деяния Святых Апостолов 21:12-13

Христианская история знает немало примеров мученичества. На первый

взгляд может показаться, что христиане в этом отношении не

оригинальны: мученичество за идею или за убеждения известно многим.

И всё же есть существенная разница между мученичеством христианина и

любым другим. Чтобы страдать или, тем более, отдать жизнь за идею или

за убеждения, нужно быть героем. Чтобы страдать и даже отдать жизнь

за Христа, нужна бедность. Та самая библейская или евангельская

бедность, о которой говорил уже Исайя Иерусалимский, но которую

упоминает и Иисус в Нагорной проповеди, провозглашая блаженство

нищих.

Речь идёт, конечно, не о материальной нищете, хотя сама по себе она,

конечно, ни мученичеству, ни исповедничеству помехой быть не может.

Речь о том духовном состоянии, которое обозначается в библейских

книгах этим словом.

О состоянии, которое предполагает надежду только на Бога, и больше ни

на кого и на что. И понимание того простого факта, что в падшем мире

надёжной опоры для человека нет и быть не может, даже если что-то и

кажется таковой. Собственно, только такое отношение к миру и делает

человека настоящим бедняком: ведь, ничего не имея и страстно желая

заполучить то, чего не имеешь, бедняком в библейском смысле не

станешь.

А христианство можно считать совершенным выражением и воплощением

этой библейской нищеты: ведь христианство — жизнь в Царстве и по

законам Царства, а не по законам падшего мира. А жить по законам

Царства в падшем мире можно, лишь внутренне полностью отказавшись от

любых попыток удержать хотя бы толику того, что этот падший мир

называет жизнью. Ведь Царство занимает жизненное пространство

человека целиком, без остатка. И мученичество оказывается для жителя

Царства не потерей жизни ради идеи, как для жителя падшего мира, а

сохранением той полноты жизни Царства, ради которой не жаль

расстаться с тем, что этот мир называет жизнью.

Трудно и больно расставаться со своим. С тем, что тебе чуждо,

расстаться не жаль. Чем больше считает человек этот падший мир своим,

тем тяжелее с ним расставаться. Нищему нечего терять: ведь он отдал

Богу всё, у него нет ничего в подлинном смысле слова своего. А житель

Царства своей жизнью вообще не связан с падшим миром, хотя и

пребывает в нём, свидетельствуя о Царстве. И у него нет ничего, что

удерживало бы его в этом мире.

http://www.bible-center.ru/note/20110908/main

Комментариев нет:

Отправить комментарий