суббота, 22 августа 2009 г.

предыдущий постинг в моем ЖЖ про выверты аскезы...

...оказался богат интересными  комментариями. Которые здесь и привожу.

(Cleofide)
Одна моя давняя однокурсница, ещё по училищу, перешла из православия в католичество, потому что хотела как-то самовыразиться в церкви, а в советские времена это лучше получалось в роли церковной органистки в Прибалтике. И вот работала она в небольшом городишке и постоянно конфликтовала со своими священником, который, будучи вредноват и скуповат, запрещал ей заниматься на органе во внеслужебное время - дескать, электричество зря изводит, а оно дорогое. Ну, были и другие поводы, чисто бытовые. Духовником же у неё был другой священник. И он (это она мне рассказывала) на исповеди спрашивал, в чём, дескать, грешна. Она: вот, отче, с настоятелем своим опять ссорилась. Он: сколько раз за неделю? Сперва эти вопросы ставили её в тупик и веселили. А потом она поняла, почему он так спрашивал: это приучало её к контролю за своими словами и поступками. Если поссорилась, допустим, три раза, а потом вдруг пять - повод призадуматься. Если же три, а потом только один - молодец, хорошо. Это была своего рода гигиена и профилактика.
Может, подход был сугубо практическим, а не спиритуалистическим, но через него я отчасти поняла, что институт исповеди - это не "жалоба" и не истерическое покаяние ради самоистязания.

Впрочем, я-то не христианка и сужу обо всём сугубо со стороны.
___
(olshananaeva)
Конечно, то, что Вы описали - это самодисциплина,и "открытие помыслов", из которого произошел этот тип исповеди - родился во времена расцвета монашества в монастырях Византии, где знали толк в том , как научить себя внутренней собранности ( и внешней, замечу). Вся "Лествица преп. Иоанна - об этом искусстве византийской монашеской аскезы.
Но то, во что это может выродиться - мы, христиане, увы, знаем не со стороны :)Когда человек занимается "высокой аскетикой", а христианином так и не удосужился стать. :)Да и человеком хорошим - тоже. :)
___
(Hoddion)
Это не аскетка сыграла с нами злую шутку,
а мы с ней играем: в поддавки.

___
(olshananaeva)
Мне кажется, что изучение аскезы "по книгам", попытка применить к себе утраченную традицию средневекового византийского монашества, с его стоическими и ветхозаветными истоками - похоже на обучение игре на скрипке по самоучителю без помощи музыканта, без слушания чужой игры ( ибо никто уже не умеет играть, остались только описания игры и упражнений). Эффект - жуткая какофония и убежденность в том, что "я учусь играть на скрипке и уже немного могу". Только это воздействует не тольео на уши, но и на души свои и соседей, и ничего общего с христианством не имеет. К слову, в домашних иконостасах наших "исповедательно-смиреннословящих" бывших неофитов девяностых НЕТ БОЛЬШИХ, ЦЕНТРАЛЬНЫХ ИКОН СПАСИТЕЛЯ.Вообще-то и в паганических, магических религиозных практиках есть своя аскеза...

____

(Joan_de_arc) Перенимается внешняя стилистика, а внутреннего опыта-то нет! Снаружи смиренник и молитвенник, а внутри-то застойное темное болото...
Эх, сложная штука. Христианство (как предстояние Христу Воскресшему) - штука вообще очень сложная. Заниматься "религией" гораздо проще, чем предстоять Живому Богу...
___

(Hoddion):Ольга, вы все написали верно-преверно. Но мне кажется, что
вот эти все игры в "аскетику и духовность" явились отчаянно-
заполошным интеллигентским ответом вот на сей Кодекс:

1. Мир есть сон.
2. Тот не монах, кто любит мир.
3. Тот не монах, кто любит сон.
4. Тот не монах, кто верит, что можно спастись вне стен монастыря. Миру уготован огонь; в мiру если кто и спасется,
то только молитвами монахов или, уж в крайнем случае, при
помощи "тайных друзей Божиих", ведущих в мiру еще более
жестокую жизнь, чем монахи.
5. Тот не монах, кто не стремится подвизаться больше
своих собратий. Кто больше всех молится, тот выше всех.
6. К слабым братьям - никакого снисхождения: суровость
более сильных да послужит им к очищению, взбодрению или
окончательному отпадению. Если и милость, то без ласки.
Всякое очарование - грех.
7. Кто от нас вышел - те и не были наши; кто отпал, тот
был к этому предопределен своим недальновидным выбором.
8. Тот не монах, кто не мечтает стать игуменом или выше.
Всегда вперед и вверх по лествице. Но всему свое время.
9.Тот не монах, кто богословствует. Кто чисто молится,
тот и есть богослов.

А и не много я знавал монахов, которые раскаялись бы в этом
Кодексе. В чем угодно раскаются, только не в этом.
И естественно, "мiрскiе" тоже рванули спасаться по этому
пути. Потому что он древний, опробованный и даже пережил
Империю.

Кто убил в себе этот кодекс - тот Макарий, Амвросий, Серафим. :)

___
(olshananaeva)
Да, именно, что древний. Доновозаветный. Боящийся новизны невозможного Завета Нового.
...да, еще - увы, не интеллигенты бросились спасаться таким путем. Если б интеллигенты! :)Как раз простой советский человек нашел в этой духовности высоты. Ну, по сравнеию с советской архаикой - да, это высоты, конечно :)

постинг - вот здесь : http://olshananaeva.livejournal.com/174543.html


Комментариев нет:

Отправить комментарий