пятница, 20 марта 2009 г.

Устав и любовь

Но вот другие, добросовестные исполнители устава. Они уважали о. Алексея и его деятельность, они хотели бы лишь, чтобы такой уважаемый, такой влиятельный человек в Москве, как он, окончательно подтвердил своим веским словом безусловную жестокость — так сказать — устава, его самодовлеемую и неподатливую твердость. В ответ, в собрании именно тех, пред кем это должно быть сказано, о. Алексей разражается двухчасовою исповедью. Он волнуется, путается от наплыва чувств, стараясь выразить самое заветное из своего жизненного опыта, я боится, что не сумеет высказать свою мысль и убедить присутствующих. Он проливает слезы, по временам рыдает, и кажется, вот сейчас сам не выдержит, всего, что нахлынуло у него, скопившись за всю жизнь. Так в чем же его слово? Он рассказывает бесчисленные случаи из своей пастырской деятельности, когда нельзя было не выйти из устава. Это ряд потрясающих картин, которые наглядно показывают, что соблюсти устав тогда — было бы явным безумием, а нарушить — значило проявить любовь. Когда говорят о духовной свободе, то обычно под нею разумеют легкое отношение к yставу жизни и рассматривают эту легкость, как нечто само собой разумеющееся. Да и как бы она ни разумелась сама собой, если устав считается — условностью, в лучшем случае почтенной, но обветшавшей стариной. Для таких — утверждение свободы — ни к чему не обязывает, потому что она мыслится не как взлет над миром закона, подлинного, незыблемого и священного закона, а как простое несоблюдение закона, который уже давно перестал быть прочным и с которым можно не считаться до такой степени, что даже не утверждать себя борьбой с ним.


via
info
trostna
, которая выкладывает Надгробное слово о.Алексия Мечева...Замечательно...

Оригинал

Комментариев нет:

Отправить комментарий