воскресенье, 22 марта 2009 г.

Ирландский гимн

“Be Thou My Vision” ( “Rob tu mo bhoile, a Com-di cri-de”) – древнеирландский гимн, обычно относимый к 8 веку, однако некоторые считают, что автор, кельтский священномученик Даллан Форгайл Ирландский, обезглавленный по приказу языческого короля 29 января, жил в конце 6 века (+ 598 г.). Переведенный с древнеирландского на английский Ma¬ry Byrne в 1905 году и переложенный в форме гимна Elea¬nor Hull в 1912 году, этот гимн остается чрезвычайно популярным в протестантских церквях Островов, а в местностях с кельтским населением – и среди католиков. Мелодия гимна: http://www.cyberhymnal.org/htm/b/t/btmvison.htm
Современная ирландская поэтесса и исполнительница Мэри Бреннан повторила попытку Мэри Бёрн и Элеанор Халл в наши дни, переведя гимн святого Форгайла на современный ирландский.
http://www.free-lyrics.org/Maire-Brennan/172965-Bi-Thusa-Mo-Shuile-Be-Thou-My-Vision.html
http://www.youtube.com/watch?v=a7hiEWc1F-8
[cut подстрочник с древнеирландского Ma¬ry Byrne и вольный перевод Elea¬nor Hull ]
Be thou my vision,
O Lord of my heart.
None other is aught
but the King of the seven heavens.

Be thou my meditation
by day and night;
May it be thou that I behold
even in my sleep.

Be thou my speech,
be thou my understanding,
Be thou with me,
be I with thee.

Be thou my father,
be I thy son.
Mayst thou be mine,
may I be thine.

Be thou my battle-shield,
be thou my sword.
Be thou my dignity,
be thou my delight.

Be thou my shelter,
be thou my stronghold.
Mayst thou raise me up
to the company of the angels.

Be thou every good
to my body and soul.
Be thou my kingdom
in heaven and on earth.

Be thou solely
chief love of my heart.
Let there be none other,
O high King of Heaven.

Till I am able
to pass into thy hands,
My treasure, my beloved,
through the greatness of thy love.

Be thou alone
my noble and wondrous estate.
I seek not men,
nor lifeless wealth.

Be thou the constant guardian
of every possession and every life.
For our corrupt desires are dead
at the mere sight of thee.

Thy love in my soul
and in my heart
Grant this to me,
O King of the seven heavens.

O King of the seven heavens
grant me this
Thy love to be in my heart
and in my soul.

With the King of all, with him
after victory won by piety
May I be in the kingdom of heaven
O brightness of the son.

B ...

Be Thou my Vision, O Lord of my heart;
Naught be all else to me, save that Thou art
Thou my best Thought, by day or by night,
Waking or sleeping, Thy presence my light.

Be Thou my Wisdom, and Thou my true Word;
I ever with Thee and Thou with me, Lord;
Thou my great Father, I Thy true son;
Thou in me dwelling, and I with Thee one.

Be Thou my battle Shield, Sword for the fight;
Be Thou my Dignity, Thou my Delight;
Thou my soul's Shelter, Thou my high Tower:
Raise Thou me heavenward, O Pow'r of my pow'r.

Riches I heed not, nor man's empty praise,
Thou mine Inheritance, now and always:
Thou and Thou only, first in my heart,
High King of Heaven, my Treasure Thou art.

High King of Heaven, my victory won,
May I reach Heaven's joys, O bright Heaven's Sun!
Heart of my own heart, whatever befall,
Still be my Vision, O Ruler of all. [/cut]
При переводе я последовала примеру «двух Мэри» - мой перевод также вольный, сохраняющий библейские (главным образом, псаломские) образы.
Еще об этом удивительном гимне…
Интересно, что новозаветный опыт Богоообщения выражается ветхозаветными образами – ощущение «исполнения времен», такое характерное для эпохи христианских мучеников Средиземноморья, продолжилось на Западе. Вспомним, что псалмы были основным образом молитвы Древней Церкви – мученики пели их по время страданий. Но позже пели их и принявшие из рук мучеников эстафету свидетельства тайной жизни и животворящей смерти монахи. Библейская традиция не затерялась среди эллинистического мира.
Этот гимн, родом из кельтского мира, где мученичество и монашество длительное время сосуществуют, являет ту тайну тесного Богообщения, ту familiaritas Dei, тот возглас «Авва, Отче!», который на Востоке явлен в опыте исихии и паламитского богословия.
Опыт один – но слова разные…

О, дай Тебя видеть, мой Бог и Господь!
Не знает иного ни дух мой, ни плоть.
Бог воинств небесных, мой щит и мой гимн,
Во сне мое сердце да будет твоим.

Ты Сам будь Отцом мне, а я Тебе сын,
Ты – всем для меня, я – всецело Твоим.
Сам стань моим словом, молитвой моей
Ты в сердце моем до скончания дней.

Одно я прошу, одного я взыскал –
Меня не покинь, чтобы я не пропал.
Не люди, не злато опора моя –
К Тебе моя песнь среди ночи и дня.

Восстали враги – ищут душу мою,
О Боже, Покров мой! – Тебя я пою.
Меня сохрани, да не встречу беду,
Доколе я в руки Твои не впаду –

Тогда истребится весь прах и вся тля,
Как воск исчезает от лика огня.
Воззрю одесную – и се! – мой Господь.
Не знает иного ни дух мой, ни плоть.

22.03.2009. Крестопоклонная Неделя. Сорок мучеников Севастийских. Св.Кесария исповедника.



[cut Картинка 768x1025, 115.19 КБ]

via
info
asgerd
[/cut]

Оригинал

Комментариев нет:

Отправить комментарий