вторник, 2 февраля 2010 г.

Врач из Вифинии. Часть третья. Дельфос-Адельфос. Отрывок.

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Cambria Math"; panose-1:2 4 5 3 5 4 6 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:roman; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1610611985 1107304683 0 0 159 0;} @font-face {font-family:Calibri; panose-1:2 15 5 2 2 2 4 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1610611985 1073750139 0 0 159 0;} @font-face {font-family:"Bookman Old Style"; panose-1:2 5 6 4 5 5 5 2 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:roman; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:647 0 0 0 159 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-unhide:no; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; margin-top:0cm; margin-right:0cm; margin-bottom:10.0pt; margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman";} .MsoChpDefault {mso-style-type:export-only; mso-default-props:yes; font-size:10.0pt; mso-ansi-font-size:10.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-hansi-font-family:Calibri;} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

- Скажи, пайоат, - спросил один из монахов, поднимаясь со своего места и преклоняя колена на восток, - скажи, авва Макарий, ты говорил нам о воскресении – и я не смог уразуметь до конца – просвети тьму мою. Когда наступит месяц Ксанфик и мы совоскреснем со Христом, будут ли наши тела обнаженными или имеющим на себе покровы, и будем ли мы питаться пищей?


- Брат Пижими, - сказал мягко Макарий, и лицо его стало совсем молодым.- Брат Пижими, что такое сказал ты? Неужели Бог не в силах дать нам нечто, превышающее эти земные вещи? Он подавал манну с небес израильтянам – а ты говоришь об одежде и пище, когда закончились ветхозаветные времена и воссиял Новый Завет Христа Бога. Те, которые сеют в землю сердца своего семя небесное, вкусят от славы тела. Ведь сокрытая ныне красота Божия, обитающая в их душах явится при воскресении и покроет собой, и оденет славой внешнее тело человеческое вечным светом Христа Бога. Мы будем подобны Ему, Спасителю душ и тел наших, брате Пижими.


- То есть и тело станет божественным, так он учит? – спросил Каллист.- Это кажется самым сложным у христиан.


- Ну да – неспроста ученики Плотина нас зовут «любителями плоти» - филосарками, - молвил Кесарий.- Весь человек проходит сотерию, а не только его душа. Но он при этом меняется, и тело становится иным, чуждым унижения телесности, в котором оно сейчас находится. Эти объяснения христиан обычно недослушивают, и потешаются над нами, будто мы учим о том, что полуразложившиеся трупы и кости оживут и будут бродить среди живых.


- Древо, на котором распят был Безоружный, и тело мертвое победили противника. Ибо Крест Христов – то оружие, которым Он, Бог Крепкий, победил диавола, хотящего гибели Адама и чад его. И Христос победил его, и предал диавола смерти. А ныне Он приходит ко всякой душе, что ждет Его и ищет воистину, и приближается, и сокрушает силу смерти и тьмы, что сковывает и стережет душу. Душа же должна иметь такое влечение и любовь к обрученному с нею Жениху-Христу, какое побуждает жену, целомудренную и любящую мужа, если она видит мужа своего брошенным в темницу и закованным в кандалы, сострадать ему. Истинно, из-за своей великой любви, она словно с ним пребывает в узах, и душа ее претерпевает еще большие мучения. Так Мария, Мать Христа, стоя рядом с распятым Сыном и Господом, рыдала и обливалась слезами, и казалась распятой вместе с Ним. Братия – ведь так и душа, что любит, Господа делает то же. Всегда сострадает она страстям Его, всегда помнит  видит очами своими раны, полученные из-за нее, помнит она, как много пострадал из-за нее Бесстрастный и был наказан, как преступник Тот, кто выше всякого наказания. Помнит она, что Он, кто образ Божий и равен Богу, принял во воле Своей, по Своей неизреченной любви, образ раба. Заключает себя в узы душа вместе с Ним, претерпевает страшные страсти и крест вместе с Ним – чтобы слава Его, Воскресшего, осияла ее, чтобы и прославилась она вместе с Ним.


         И Господь, видя мужество и стойкость души, является ей во всей красоте Своей, открывает Себя и озаряет ее сверхсиянным светом Своим. Призывает Он ее к Себе и говорит ей: «Приди в мире, ближняя Моя. Видишь эти следы, видишь эти язвы, плевки и раны? Все это претерпел Я ради тебя, израненной многими ранами, влекомой многимим врагами в тяжкое рабство. Но пришел Я к тебе, ищущей Меня, чтобы освободить тебя, потому что создал Я тебя, как образ Мой и невесту Мою». И Господь являет Себя душе и в язвах своих, и в славе света Своего.


         Макарий встал, повернулся лицом к востоку. Поношенная мантия развевалась в предрассветном зареве, темнея, словно царская багряница. Монах простер руки в стороны –  его тело образовало крест.

Комментариев нет:

Отправить комментарий