вторник, 26 июля 2011 г.

Гангут. День Панталеона.

В день святого Пантелеимона  27 июля 1714 г.  русский флот одержал на море первые крупные победы над шведами при Гангуте (Гангаузе, Финляндия) и в этот же день в 1720 г. у острова Гренгам или Гранхамнсхольм (небольшая гавань на Аландских островах)

...Как непривычно видеть имя юноши-целителя, почти мальчика (таким мы привыкли его представлять себя, хотя Пантолеон, придворный врач императора, засвидетельствовал о Христе в 27 лет) рядом с воинской аттрибутикой! Но именно покровителем воинов был он, покровителем императора - самого главного воина Рима - а далее и Византии- начиная от Константина Великого, с почестями перенесшего его тело из Никомедии, Диоклетиановой столицы, в свою столицу, Новый Рим. Были ли они знакомы в дни юности Константина, в те далекие дни, когда он томился во дворце Диоклетиана, как заложник - чтобы его отец, Констанций Хлор, возглавляющий Британский и Галльский легионы, вел себя разумно на Британских островах? Это нам никогда не будет известно, как и то, не помогал ли Панталеон Константину подготовить и совершить его успешный побег в Британию...


"…Каллист помнил, как Константин Великий входил в Никомедию. Это – одно из самых ранних воспоминаний его детства.

Процессия, главные Никомедийские ворота, поющие люди, одетые в белое, в руках у них – флейты и пальмовые ветви, а в середине – шесть христианских жрецов, несут на плечах продолговатый ковчег, покрытый тоже ослепительно белым полотном. Струи фимиама наполняют воздух невыносимо прекрасным ароматом. Каллисту хочется плакать.

- Константин! Император Константин! – кричат люди с крыш.

Константин спрыгивает с коня и медленно идет навстречу процессии. Его глаза широко раскрыты. Оруженосцы отстают от него на шаг. Константин протягивает руки вперед, навстречу белоснежному ковчегу. Процессия останавливается. Жрецы опускают ковчег ниже. Константин прижимается лбом к сухому дереву его крышки и несколько мгновений стоит неподвижно.

Над дорогой, рекой, полями, морем, над всей Вифинией воцаряется молчание, только неустанно бьются, развеваются на сильном восточном ветру знамена с золотыми буквами «Хи» и «Ро».

- Что это, няня? – говорит маленький Каллист и начинает плакать.

- Тише, а то в ссылку сошлют! – шикает няня. - Вон уже полицейский смотрит! Император Константин приказал в Новый Рим тело какого-то героя христианского перенести…Льва, кажется…Идем-ка домой, дядя заругает!

И они возвращаются в огромный дом, где царит прохлада, а в молчаливом безветрии горят свечи перед статуей Исиды с младенцем Гором на руках…"

Комментариев нет:

Отправить комментарий