среда, 20 июля 2011 г.

Се, больше Авраама зде.... (Мариам)

В богослужебной византийской поэзии не столько удивляет игра слов и смыслов с филигранностью рифмы и ритма - это, увы, неуловимо для русского уха - как глубокое исполнение заповеди Христовой: "Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне" (Ин.5:39). Богочеловек говорил о Писаниях ветхозаветных - других в Его время еще не было. И Сам Он начал Свою проповедь в синагоге, прочитав слова из книги Исайи пророка -

«Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное. И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него» (Лк.4,17-21).

       В Своем служении Христос Спаситель многократно указывает на то, что "ныне исполнилось писание сие, слышанное вами"- о Кресте Его и Славе (Лк.4,21).Уже по Воскресении Своем Он толкует Писания ученикам на Эммаусской дороге, зажигая их сердца. Он, став по Воскресении Своем посреде апостолов, отверзает им ум к разумению Писаний (Лк, 24,45)...

       Удивительные открытия ожидают читающего богослужебные книги. Гимнографы, авторы богослужебных текстов, были дивными богословами и искусными поэтами. Они унаследовали апостольскую традицию чтения ветхого Завета в свете Нового – ведь «поэт» по-гречески означает и пророка, а «богословом» зовется в полном смысле слова тот, кто имеет опыт Встречи с Богом Живым. Непонятные и непонимаемые слова гимнографов отсылают нас зачастую к дивным и страшным ветхозаветным прообразам дел Христовых. Типологическое (1)– прообразовательное - толкование Писания, такое характерное для православной мысли, пронизывает всю богослужебную поэзию, соединяя видения пророков и проповедь апостолов.

        Не хотелось бы повторять такие общеизвестные примеры, как Великий Канон Андрея Критского, в ткань которого вплелись практически все образы Священной истории Ветхого и Нового заветов, и Пасхальный канон Иоанна Дамаскина, построенный на последних главах книги пророка Исайи. Образы рассеяны по Октоиху, Триодям, Минеям… В этих книгах нет ссылок, нет параллельных мест, а жаль - мы уже не подражаем Отцам, считавших знание текста Писаний само собой разумеющимся делом, и не всегда можем понять, к какое место – или чаще, места – Священного Писания вдохновляет гимнографа, поющего о Тайне Христа Бога


В службах Страстной Седмицы, рядом с «поющими, вопиющими, взывающими и глаголющими» словами о пригвождении Того, Кто разделил море жезлом Моисея и о напоении желчью Того, Кто, словно дождь, послал манну страннику и беглецу Израилю, есть такие строки:

Своего Агнца Агница зрящи к заколению влекома,
последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиюще:
Камо идеши, Чадо?
Чесо ради скорое течение совершаеши?
Еда другий брак паки есть в Кане Галилейстей,
и тамо ныне тщишися,
да от воды им вино сотвориши?
Иду ли с Тобою Чадо, или паче пожду Тебе?
Даждь Ми слово, Слове, не молча мимоиди Мене,
Чисту соблюди мя:
Ты бо еси Сын и Бог Мой.

Вот к каким строкам Ветхого Завета отсылает поэт-гимнограф ум и молитвенное созерцание внимающих этому в высшей степени драматичному гимну:

И явился ему [Аврааму] Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего; и принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом, а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите; так как вы идете мимо раба вашего. Они сказали: сделай так, как говоришь. (…) И они ели. И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре. И сказал [один из них]: Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры, жены твоей. А Сарра слушала у входа в шатер, сзади его. (…) Сарра внутренно рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? (Быт.18.3-12)

Где Господь Бог Авраама – Он Самый? (ср. 4 Цар.2,14) Он, Тот же Самый, что говорил с Авраамом и даровал Сарре сына, во исполнение обетования, теперь - опять ради совершенного исполнения Своего обетования, родившись от Дщери Авраама, грядет на Крест. Уже не Елисей будет рвать на себе одежду, но беззаконный первосвященник, осуждая Его на Крест, и совлечен с Него будет хитон, и словно от удара милоти Илииной расступятся воды Иордана.

В давние времена Бог не допустил жертвенной смерти Исаака. Он говори к древним устами пророков, но не выговаривал всех тайн Своих – вернее, единственной Тайны Креста. Теперь же Он «все сказал нам в Сыне» - «toutoon elalesen» (Евр. 1,2). Бог явился во плоти (1 Тим. 3,16). Тайна, начавшая в день Благовещения.

Об этом возглас другого, Рождественского, гимна – «таинство странное вижу и преславное». Преславное – буквально – «парадоксальное», и как это точно отражает явление Бога людям во Христе! «Как там (на горе Мория) словом (Божиим) произведено овча, так в Деве Слово стало плотию. И как овча было привязано в саду, так и Единородный пригвожден ко кресту. Посему-то Исаия взывал, говоря: яко овча на заколение ведеся безгласен (Ис.53:7). А также Господь сказал Иудеям: Авраам отец ваш вожделевал видети день Мой, и виде и возрадовася; то есть, видел день страдания в образе Исаака на горе святой.
(Преподобный Ефрем Сирин. Слово о Аврааме и Исааке.)

Итак – пришел час. Бог Авраамов, Исааков и Иаковль в Иисусе из Назарета странствует ко Кресту. Но Он теперь проходит мимо, минует Матерь Свою - Ей не иметь даже и этого утешения. Он, Сын Ее - Жертва, Он, Бог Ее - и Жрец, и Он уже Ей не принадлежит.

Авраам видел день его, и видел, и возрадовался (Ин. 8, 56)– и се, здесь более Авраама и Сарры. Она, Мариам, Матерь Света, Мать Агнца, способна понести более Авраама и Сарры, вместо сына которых заклан был агнец из сада Савек. Ни Авраам , ни Сарра не видели более Исаака. Они, принеся его в жертву, лишились его. Это лишь слабый образ того, как лишается Сына Мариам, Мать Его – и такова вся жизнь Ее - от слов Иисуса в Кане, отдаляюших Ее, до слов Его на Кресте: Жено, се, сын Твой, с которым Он отдает Ее Иоанну.


На браке в Кане Иисус, претворяя воду в водоносах в вино, дает знамение того, что ритуальные омовения прекращаются; в Иерусалиме Он изгоняет из храма торгующих и продающих жертвенных животные – знаменуя то, что пришло время Единственной Жертвы, которой Он скоро станет. На Кресте Он совершает все до конца.


Он не принадлежит Матери, принявшей этот путь в день Благовещения. Не принадлежит Ей – Он идет путем Жертвы, принадлежащей только Богу. Не принадлежит - хотя только Она могла бы идти за Ним, куда бы Он ни пошел – еще до того, как Дух дал силы на это мученикам Его. Она умерла вместе с Ним, как Сарра, умершая от горя в день связания Исаака.Авраам, как говорят древние толкователи,  более не увидел сына своего в земной жизни - и Мария не увидела более земного Иисуса, ушедшего в смерть...


Земная жизнь Матери Иисуса закончилась с погребением Иисуса – «Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети (…) Ни от Гроба Твоего востану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану Раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Моего, Сыне Мой. (…)не оставлю Еro единаго, зде же умру, и спогребуся Ему».
В Писании не говорится о том, что Она видела Его по Воскресении – это уже иной мир и иная тайна, лежащая в Земле Живых, от которой был взят Ее Сын Единородный и Возлюбленный, там, где Троический Совет, и трапеза, и исполнение тайны жертвоприношения Исаака в Жертве одного из Трех Странников, принятых Авраамом в дубраве Мамвре.

_____

(1) Подробнее о типологическом толковании здесь: http://www.pagez.ru/olb/317.php

Комментариев нет:

Отправить комментарий