воскресенье, 3 января 2010 г.

Дух усыновления - Свобода - "человечий детеныш"

Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но
приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"
  Послание к Римлянам 8:15


Ограниченность свободы — непременное переживание каждого человека в
этом мире. Добровольно или по принуждению, мы подчиняемся очень и
очень многому: законам физики, законам общества, закону Божьему... Эти
бесчисленные законы опутывают человека, и лучшие годы жизни уходят на
то, чтобы научиться с ними смиряться. Это нормально и даже, наверное
правильно. Но в душе у подзаконного человека в конце концов
складывается какой-то условный рефлекс, так что без закона, безликого
внешнего регулятора жизни, мы уже не можем. Пребывая в страхе что-то
нарушить (то ли закон всемирного тяготения, то ли административный
кодекс, то ли закон Божий), человек тем не менее старается находить
для себя законы, чтобы им подчиниться. Иногда мы просто объявляем
законом мироздания свои собственные желания, иногда находим что-то
более возвышенное. Но тогда уж стараемся принудить к этому всех
окружающих, и так из страсти к закону рождается тоталитаризм.

Закон влечет человека, потому что закон безлик. Ты можешь ему
соответствовать или нарушать его (если получится), не вступая с ним в
личные отношения. Так рождается ощущение мира как объективной
реальности, данной нам Богом в наших ощущениях. И, поскольку все
законы безлики, сам человек остается единственным действующим лицом в
своей жизни. Вот это полудобровольное подчинение безликому закону и
называет апостол Павел духом рабства.

Но на самом деле, кроме законов, существует Законодатель, и мы Ему,
оказывается, не чужие. Поэтому ты можешь строить личные отношения с
Законодателем, а исполнение законов при этом происходит, вообще
говоря, как-то само собой. Такова альтернатива, которую апостол Павел
назвал духом усыновления. И выбор между законом и Законодателем — один
из ключевых для человека.
http://www.bible-center.ru/note/20091227/main

+++

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Cambria Math"; panose-1:2 4 5 3 5 4 6 3 2 4; mso-font-charset:1; mso-generic-font-family:roman; mso-font-format:other; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:0 0 0 0 0 0;} @font-face {font-family:Calibri; panose-1:2 15 5 2 2 2 4 3 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1610611985 1073750139 0 0 159 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-unhide:no; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; margin-top:0cm; margin-right:0cm; margin-bottom:10.0pt; margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} p {mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-margin-top-alt:auto; margin-right:0cm; mso-margin-bottom-alt:auto; margin-left:0cm; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman","serif"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} .MsoChpDefault {mso-style-type:export-only; mso-default-props:yes; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:Calibri; mso-fareast-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;} .MsoPapDefault {mso-style-type:export-only; margin-bottom:10.0pt; line-height:115%;} @page Section1 {size:595.3pt 841.9pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:35.4pt; mso-footer-margin:35.4pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

   Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем.
Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим
Его, как Он есть.
   Первое Послание Иоанна 3:2


 


Апостол Иоанн проводит очень понятную аналогию с нашим человеческим младенчеством. Когда мы рождаемся, мы уже «человеческие детеныши», хотя не умеем почти ничего из того, что умеет делать человек. Про нас еще ничего не понятно: кем мы будем, какими мы будем? Все это развивается, открывается постепенно. Но при этом очень важно, чтобы в процессе нашего роста, взросления мы встречались и общались с другими людьми — так мы научаемся тому, что значит быть человеком. Если этого не происходит, то и «человекообразность» наша не реализуется (об этом свидетельствуют все реальные, а не вымышленные истории про «маугли»).


Точно так и в нашей христианской жизни. В крещении мы умерли и родились заново как дети Божии, и мы уже живем, хотя еще младенцы. Мы еще не очень понимаем, какими мы вырастем, но в доверии к благости Божией хотим уподобиться Ему. Для этого мы встречаемся с Ним, общаемся с Ним — пока «как сквозь тусклое стекло» — но знаем, что будет такой момент, когда произойдет встреча «лицом к лицу», и если мы будем последовательно идти к этой встрече, то войдем «в полноту возраста Христова».


http://www.bible-center.ru/note/20100103/main


 


+++


   Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода.
   Второе Послание к Коринфянам 3:17

В третьей главе послания к Коринфянам апостол Павел говорит о понимании Ветхого завета как свода запретов и разрешений, исполнения которых ожидает от человека Бог. Он подчеркивает, что только через Христа Ветхий завет открывается нам как свидетельство о Боге, Творце неба и земли. Лицо Моисея, говорит апостол, светилось отблеском славы Вседержителя, но эта слава остается без Христа сокрытой и для видевших Моисея, и для читающих его книги. Для тех, кто обращается ко Христу, снимается это «покрывало», пелена, удерживающая нас от лицезрения славы Божьей.

И вот после этих слов апостол пишет: «Господь есть дух, а где Дух Господень, там свобода». Отношения с Богом подобны, таким образом, не букве запретов и разрешений, но свободе духа. Но это совершенно не означает, что в свободе Нового Завета мы можем нарушать те заповеди, нарушать которые было нельзя иудеям. Несвобода заключается в том, что покрывало лежит на наших человеческих сердцах, не давая нам возможности видеть славу Божию. Поэтому об обращающихся к Богу апостол говорит «мы же открытым лицом отражая славу Господа, преображаемся». Следовательно, под свободой он понимает реальную возможность встречи с Богом и нашу способность к этой встрече прийти.

http://www.bible-center.ru/note/20100101/main





Комментариев нет:

Отправить комментарий