воскресенье, 22 ноября 2009 г.

Свои Богу. Небо отверсто. Жизнь - Христос, смерть - приобретение.

Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои
Богу.
   Послание к Ефесянам 2:19


Апостол Павел в своих посланиях постоянно обращается к теме христианского универсализма. Серьезное и глубокое разделение людей на тех, кому принадлежит наследие веры избранного народа, и тех, кто чужд ему, преодолевается смертью Христа за всех людей. Апостол говорит далее, что для того, чтобы язычникам была открыта возможность войти в Церковь, войти в завет с Богом, совершилось особенное откровение тайны Христовой, данной апостолам и пророкам Духом Святым. Сегодня пришедшие в Церковь из «язычников», то есть не из Израиля, составляют абсолютное большинство в ней, и потому осознание величия этого дара притупилось.


Различия, возникшие между людьми в истории, преодолеваются в Церкви, и все делаются, по слову апостола, «не чужими и не пришельцами, но согражданами святым и своими Богу». Следовательно, сами эти различия имеют весьма относительную значимость. Между тем отношения между людьми в окружающем нас мире устроены так, как будто разделения людей на исторически сложившиеся группы существуют вечно и имеют непреходящую ценность.


Мы осознаем и постигаем свою личность в значительной степени через идентификацию себя с определенной типической группой людей. Так было всегда, от примитивных древних племен до сложного и многогранного современного общества. В сущности, апостол предлагает христианам иной путь самоидентификации: быть согражданами святым и своими Богу.


 http://www.bible-center.ru/note/20091121/main

+++

И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть
небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну
Человеческому.
   Евангелие от Иоанна 1:51


Эти слова, сказанные Господом Иисусом Христом Нафанаилу, означают, что «отныне», с момента прихода Христа в мир, происходит коренное изменение в мироздании. Грехопадение человека привело к тому, что небо стало закрыто для нас, между миром горним и миром дольним — пропасть. В видении Иакова (Быт. 28:12) эта пропасть перекрывается таинственной лестницей, по которой могут восходить и нисходить ангелы, но это — во сне, а наяву никакой лестницы нет, и явление ангелов в этом мире — событие исключительное. Традиционно христиане считали лестницу Иакова символом, прообразующим Пренепорочную Деву, через Которую проходит Христос.


Здесь же Господь Иисус говорит, что эта лестница стала реальностью, небо отверзается, и явление Божией воли и силы в земном мире становится нормой. Эта «лестница», «мост», соединяющий Бога и Его творение, — это Сам Христос, Богочеловек. Он — Сын Божий, сошедший с небес, Он же — Сын Человеческий, восходящий к Отцу, и когда Его восхождение (Вознесение) совершится, двустороннее движение между Небом и Землей будет открыто, и Дух Святой сойдет в Пятидесятницу на апостолов в этот мир, как в свою вотчину. Видение отверстого неба, действительно, даруется людям; его видят Иоанн Креститель во время Крещения Господня, трое апостолов во время Преображения, перводиакон Стефан перед казнью, апостол Павел во время молитвы, апостол Иоанн Богослов в Откровении и многие другие святые; возможно оно и для нас, но важнее то, что также говорит Господь Иисус: «Блаженны невидевшие и уверовавшие».



http://www.bible-center.ru/note/20091122/main


+++


   Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение.


   Послание к Филиппийцам 1:21


 


В этих словах апостола Павла выражается вся новизна, вся специфика христианского отношения к жизни и смерти. В самом деле, ведь то, как мы относимся к смерти, полностью определяется нашим отношением к жизни. Если для нас жизнь — это прежде всего наше биологическое существование, то мы за нее цепляемся изо всех сил, нашим богом становится здоровье, и ничего мы так не боимся, как смерти; этот страх смерти отравляет каждую секунду нашего бытия. Если для нас жизнь — это прежде всего духовное бытие, то тело становится для нас постоянным тормозом на пути, «темницей духа», и развоплощение, физическая смерть воспринимается как предельное благо, а здешняя телесная жизнь — как досадная и бессмысленная задержка.

Для христиан суть жизни — в соединении со Христом, которое осуществляется уже здесь и сейчас, но продолжается в неменьшей степени после физической смерти. Поэтому, с одной стороны, жизнь в этом мире не бессмысленна, и нет стремления поскорее с ней расстаться, а с другой стороны, нет и страха смерти. Более того, как Павел пишет в другом месте, здесь — это «как бы сквозь тусклое стекло», а потом — «лицом к лицу» (см.
1 Кор. 13:12), поэтому смерть — приобретение, но приобретение не такого уровня, ради которого надо обрывать все связи, отношения и служения, составляющие жизнь Христа в нашей здешней жизни. Тогда понятно, что когда мы болеем, мы молимся об исцелении и лечимся, но если приходит смерть, мы можем принять ее как «сестру» (по слову Франциска Ассизского).


 


http://www.bible-center.ru/note/20091120/main




+++



Комментариев нет:

Отправить комментарий